Мариупольская сюита

15.02.15 11:50Сколько просмотров этой статьи1776Сколько комментариев этой статьи0

У каждого города есть своя музыка. Свое неповторимое звучание неких невидимых воздушных арф, определяющих его характер. В этнопсихологии принято считать, что ландшафт и климат определяют и формируют характер местных жителей. Но рукотворные сооружения (или то, что от них осталось) имеют собственную энергетику намерений, насыщенную чаяниями строителей и драмами многих поколений прежних и нынешних обитателей.

Кроме того, в обществе всегда существует мифологическое восприятие места, особенно такого, о котором большинство знает немного. Это восприятие, связанное с завышенными или заниженными ожиданиями людей, всегда формируется под влиянием общественного мнения. Неважно — "за" или вопреки.

Мариуполь прежде существовал где-то на периферии массового сознания большинства украинцев. Как одно из множества поселений с греческим названием, коих полным-полно по всей Украине вплоть до ее западной границы. Преимущественно это небольшие городки и поселки.

Разумеется, я прежде всего имею в виду то, что многие годы называю "киевоцентрическим мышлением". Это система взглядов Печерского холма, сформатированных преимущественно с помощью масс-медиа, в которых человек как таковой, его права и свободы никогда не являлись абсолютной ценностью. Ценностью являлись, в первую очередь, должность, она же — платежеспособность; во-вторых — прописка, как бы политкорректно она теперь ни называлась.

И Мариуполь-полумиллионник, входящий в десятку крупнейших городов страны, многие годы был заложником такого вот странного отношения. Как и его жители. В общем-то, почему был? Остается.

Мариуполь недавно пришел в информационное пространство большой Украины в новом обличье. Как символ удачного сопротивления ползучему контрреволюционному мятежу, переросшему в полновесную войну. Войну с Россией и ее пособниками.

И это сыграло свою злую шутку с дальнейшей судьбой города. "Магическое мышление" украинцев, поколениями воспитывавшееся на политико-культурных ритуалах, восприняло знаменитый огромный национальный флаг на городской демонстрации не как символ начинающегося сопротивления, а как символ окончательно состоявшейся победы.

Если бы здесь нужен был саундтрек, я бы поставил Emerson, Lake & Palmer, их рок-н-рольную обработку "Картинок с выставки" Мусоргского. Там есть ведущая тема, которая открывает сюиту, затем появляется в ряде связок между картинками-мелодиями и, наконец, вводит в финал. По словам Мусоргского, этой темой он изобразил самого себя, прохаживающегося по выставке работ покойного друга, художника Гартмана. Повторяясь на протяжении сюиты, главная тема постоянно меняет свой облик. Она звучит то спокойно, то напряженно, то светло, то скорбно, в зависимости от того, с какими образами сопоставляется.

И вот, в нашем конкретном случае сквозная тема Мариуполя звучала бы так: "Мариуполь — это остров". Ощущение оторванности, отрезанности от Украины при продолжающемся ощущении себя частью национальной суши — сквозное и повсеместное в городе. Оно варьируется в зависимости от политических предпочтений, может быть злорадным или грустным, но в любом случае — тревожным.

Пренебрежение интересами украинских "нестолиц" можно было бы традиционно списать на обычное политическое жлобство. Припудривающееся для отпугивания блох, как средневековые носители париков, вместо того чтобы просто вымыться. Можно было бы списать, если бы не война.

Вообще, забегая наперед, создается малоприятное впечатление, что для масштабов мышления политических руководителей Украины за последние десятилетия наша страна слишком велика. И слишком много у них с ней хлопот.

В лучшем случае, поддерживая иллюзию чистоплотности, они способны подмести двор и горницу для приема дорогих гостей. И с облегчением возвращаются к привычному бытию по их отбытии.

Это не только потому, что после русского обстрела "Градами" микрорайона "Восточный" к людям никто не приехал. Да людям сто лет не нужны пустые соболезнования из телевизора. Эффективность этого из того же разряда, что и "глубокая обеспокоенность" европейских лидеров.

Приедьте, посмотрите в глаза, молча пожмите руку, а потом уже дайте денег.

К слову, материальная помощь от государства в Мариуполь поступает, ее много и она разная. Но вот как она распределяется на месте и распределяется ли вообще — это совершенно другая история.

40 тонн гнилых овощей из гуманитарки, обнаруженных на местном рынке, — лишь одна из нот в общем коррупционном аккорде. Глупость в том, что центральная киевская власть совершенно не понимает важности прямого разговора с людьми, хотя логичнее предположить, что она такого разговора просто традиционно боится. Ведь природа власти осталась прежней.

Справедливости ради нужно заметить, что город не может принять бюджет из-за фактического отсутствия работы облсовета. Бюджет города невозможно выполнить, а, соответственно, и быстро доставить финансовую помощь — невозможно тоже.

Выглядит все это на месте, как банальный саботаж. Все пожимают плечами и разводят руками. Наиболее адекватные, готовые работать на благо города, да и работающие, не покладая рук, слезно просят о любой форме прямого президентского правления. Но посредники — это наше все.

Мариуполь — красивый город. У него есть свой шарм, пробивающийся даже сквозь коррозионные слои ржавеющей индустрии. В нем живут красивые люди, экспрессивные, неравнодушные. В определенном смысле это типичный юг Европы, если бы не повсеместные следы советской индустриализации, создающей впечатление неудавшегося нашествия инопланетян.

В этом красивом городе городская власть оказалась не в состоянии (или не захотела) точно и вовремя систематизировать потери и убытки людей (именно горожан, а не городской инфраструктуры), что усилило чувство общей незащищенности.

В этом красивом городе — регулярное пассажирское железнодорожное сообщение не восстановлено по приказу СНБО. Автобусное сообщение затруднено из-за пропускного режима и нового блокпоста на границе Запорожской и Донецкой областей. Добавьте сюда тревожные слухи о закрытии депо и потери 1000 рабочих мест в связи с этим. Вы все еще хотите любить киевскую власть?

Глупейшим образом реализованная идея о пропускном режиме работает точно так же, как идеологическая диверсия. Никто ничего не знает, ни за что не отвечает, решение не продумано, аппарат на местах не готов. Обращений примерно в десять раз больше, чем существующий аппарат физически в состоянии обработать, а срок выдачи увеличивается в два-три раза.

Ну и понятно, что где очередь, там и покупка места в очереди и вне очереди. "Вы — укроповское гетто!" — злорадно шепчут пропагандисты врага. И что им отвечать: "Сам дурак?"

Отдельной картинкой — донецкие в Мариуполе. Донецк для горожан всегда был собственной культурно-экономической столицей, как Львов для западноукраинцев. И это обычное дело во всем мире. Сегодня донетчане в Мариуполе — самые крутые украинцы в городе. На них, лучше, чем кто-либо, знающих, что на самом деле произошло в их родном городе, сегодня держится в массе своей и пропаганда, и агитация, и экономика (хотя бизнес, связанный с перевозками через Донецк, парализован), и волонтерское движение. Да и к обороне Мариуполя они вполне причастны.

Помимо этого Мариуполь — культурный город. Дело даже не в физических встречах с интеллигенцией и волонтерами, что-то в нем есть такое глубинное, как в Одессе, только свое. Оно отнюдь не греческое, потому что в этой связи вспоминается лишь Багрицкий с его романтическими "Контрабандистами". И да, то что называется малой приграничной торговлей, имеет там этнические черты тоже. Греческий топоним также порождал ощущение седой древности, и, соответственно, некую сказочность вроде Китежа или Шамбалы, поэтому формировал былинно-поверхностное отношение, как бы и не очень серьезное. Возможно, это дыхание моря, или нестесненность застроек, позволяющая видеть небо. Надо еще раз приехать.

Отдельной строкой — в городе звучат хорошие слова о Таруте и его единомышленниках К сожалению, он не обладал красноречием Ляшко или проходимостью Семенченко. И то, что он сделал для города (начиная с пресловутых бетонных тетраподов, поначалу преградивших дороги оккупантам, железных плит-"слябов" в блиндажах, непробиваемых "Градом"), остается за киевским кадром. Очень ощущается, что густой ретуши тут с места добавляют его политические противники. Но без Таруты город не был бы сегодня украинским. И упреждая вопрос читателей — мне за это мнение не платят.

Мариуполь — небедный город с огромным потенциалом. Он в состоянии кормить армию, которая его защищает. Но для этого надо, чтобы закупки на нужды армии делались у них, местных предпринимателей и подрядных организаций. Пожалуй, это слишком эффективно, чтобы быть выгодным для тех, кто рулит армейскими тендерами, — общеукраинская проблема, требующая уже не общественного порицания, а прокурорского вмешательства. Хлеб для армии, например, возят из Запорожья, при наличии в Мариуполе собственного хлебозавода.

"Азовмаш" — это дополнительный очаг тревоги. 14 тысяч человек, постоянные слухи о закрытии. Как по мне, чтобы прекратить раз и навсегда этот стыдливый петтинг с олигархами, его нужно национализировать и развернуть там центр оборонной промышленности. Но правительство при слове "Азовмаш" превращается сразу в трех индийских обезьянок — не вижу, не слышу, не скажу. Тем временем спрос на гуманитарку со всей очевидностью будет расти, многие перейдут за черту бедности без особых шансов на возврат. А лекарства и маршрутки — зачастую подороже киевских.

Закрытый "Рошен" в Мариуполе, но работающий в Липецке — не нужно трудиться над антиукранскими демотиваторами. В этом свете сине-бело-красный микрофон местного телевидения — просто детский лепет, невинный недосмотр.

Информационная часть войны в городе проиграна. Жители, пострадавшие от обстрела, сначала воспринимали очевидное — дыры от снарядов в стенах их домов с восточной стороны. Но пока Киев собирался с мыслями, в Мариуполе четыре дня не было никакого внятного объяснения происходящему. Под внятным я имею в виду способное противостоять московской пропаганде. Ибо на четвертый день эти же люди уже изменили свою точку зрения, считая, что это были специальные снаряды, выпущенные украинской армией с южной стороны, которые в полете изменили траекторию и залетели с севера. Специально, чтобы все подумали на невинных москалей. Я это слышал лично. Зачем? Порошенко хочет денег от Запада под войну. Поскольку войны нет, он ее раздувает. Мало было ему Волновахи, вот затеял еще и Мариуполь. Это тоже цитата. Слухи о "договорняке" сторон массовые. Единственные различия в том, кто с кем договаривается "слить Мариуполь". То ли Порошенко с Путиным, то ли Порошенко с Ахметовым, то ли все вместе с Западом и т.д.

Аргументы для этого вроде бы бреда тем не менее находятся вполне реалистические. Любая недомолвка, волокита, простойка работают в пользу панических слухов.

При этом в городе нет паники. Мариуполь выглядит очень достойно, если сравнивать, например, картинку и мелодию с так же еле отбившимся от сепаратистов Харьковом. Есть напряжение, но оно, как под высоковольтной линией — если прислушаться, слышно низкое гудение. А так больше ничего. Пока ничего.

Военные делают свою работу очень качественно. Что сейчас угрожает Мариуполю, так это чувство брошености теми, кто еще недавно пылко призывал город к сопротивлению, обещая златые горы. Это чувство может перерасти в слабину, которой мгновенно воспользуются саботажники. Глупо думать, что в городе, от которого до Ростова буквально рукой подать, нет сепаратистской агентуры.

Невнимание Киева — это хуже, чем преступление. Это — ошибка. Злой умысел быстро разоблачается, а заблуждающийся всегда упорствует в ереси, вплоть до самой гильотины.

Художник Гартман, которого воспел композитор, был известен еще как изобретатель псевдорусского стиля в живописи. У Киева есть опасность создать в качестве модели диалога с другими городами Украины псевдоукраинский стиль, который одинаково отвергнут как патриоты, так и сомневающиеся. Скоропадский в мемуарах писал, что опереточностью своей украинская политика обязана тем, что при царе в России всю украинскую культуру, кроме театральной, запрещали. И украинские демократы воспринимали украинство исключительно через искусство сцены. Поэтому сами становились лицедеями поневоле. Похоже, эта опереточность так никуда и не делась. С той разницей, что на ее место пришли со временем телевизионнные псевдоукраинские шоу.

Живые люди в живом городе Мариуполе не имеют к этой псевдополитике никакого отношения, ибо они и есть — самая настоящая Украина. Сражающаяся, противостоящая агрессору, думающая, творящая, работающая. Это музыка новой Украины. Ее обязаны слышать в Киеве. Иначе там заиграют иерихонские трубы.

Олег Покальчук, Зеркало недели

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Вторник, 23.04.2019

Закругление верхнее-левое

22:23В Нафтогазе рассказали, какой категории потребителей повысят цену на газ

22:19Пожар в Бордо уничтожил два миллиона бутылок вина

22:16В Киеве пенсионер застрелил коллектора

21:55Украина заблокировала российскую экспедицию в Арктику

14:49На Одесчине горе-мать закопала младенца в огороде

14:44В НБУ напомнили, как будут работать банки в пасхальные выходные

14:41Разрушение ледового щита Гренландии ускорилось в шесть раз за полвека

14:33Гройсман назвал условие сотрудничества с Зеленским

14:28В Николаеве повысятся цены на проезд

11:35В Эфиопии массово гибнут бегемоты

11:33Москаль подал заявление об отставке

11:31Наличный доллар резко пошел вниз

11:27Украинцев ждут пять выходных подряд

11:05Кабмин и Нафтогаз согласовали уменьшение цены на газ для населения в мае

08:53В Украине появятся три новых праздника

08:51Сутки в ООС: один боец ВСУ погиб, трое ранены

08:24Оточення Порошенка викликали до ГПУ для вручення підозр

08:22ЦИК подсчитала 99, 87% протоколов

08:19Патриарх Филарет поздравил Зеленского с победой на выборах

08:00План поступлений в госбюджет не выполнен на 11%

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама