Самоконтроль. Владеть миром

23.05.15 14:01Сколько просмотров этой статьи2171Сколько комментариев этой статьи0

Самоконтроль — не только пуританская добродетель, это важное психологическое свойство, которое обеспечивает успешность и в работе, и в досуге, а также помогает преодолевать жизненные трудности. \Рой Баумейстер\

Способность контролировать свои порывы и желания необходима для успешной жизни и совместной деятельности. Люди, которым хо­рошо удается контролировать свои мысли, эмоции и поведение, преуспевают в школе и на работе, кроме того, они здоровее, богаче и более популярны. Они лучше формируют близкие отношения (и их партнеры это подтверждают) и вызывают больше доверия. Более того, у них меньше шансов быть не в ладу с законом, оказаться в зависимости от наркотиков или получить незапланированную беременность. Даже продолжительность жизни у таких людей выше. В одной из своих книг бразильский писатель Пауло Коэльо так писал про эти преимущества: «Тот, кто одержал победу над собой, завоюет весь мир».

Самоконтроль позволяет человеку изменять себя, и это, безусловно, основной способ, с помощью ко­торого мы адаптируемся к окружающим условиям. Наше желание контролировать себя и происходящее вокруг прочно коренится в психике и лежит в основе занятий наукой, искусством, политикой и бизнесом. Поскольку большинство из нас не об­ладают королевской властью, позволяющей пове­левать подчиненным, то для нормальной жизни нам необходимы поддержка других людей и способность подавлять агрессию, жадность и сексуальные желания.

Сейчас социальные психологи пересмотрели свои позиции и оценили важность способности к самоконтролю. Еще 30 лет назад ошибочно считалось, что повышение самооценки служит панацеей от всех личных и социальных проблем. Успешность в жизни и высокая самооценка идут рука об руку, поэтому логично было предположить, что манипуляции со второй улучшат качество первой.

Однако при более внимательном рассмотрении имеющихся данных выяснилось, что сама по себе более высокая самооценка не способствует успешности. Перепутались причина и следствие. Когда ученые наблюдали за учениками длительное время, выяснилось, что получение хороших оценок приводит к повышению самооценки. Но более высокая самооценка сама по себе не приводит к получению отличного аттестата. А вот самоконтроль приводит.

Исследования самоконтроля начались в 1960-х гг. с экспериментов с отсроченным вознаграждением, проведенных Уолтером Мишелом (Walter Mischcl), ныне работающим в Колумбийском университете. Он использовал методику, которая получила на­звание «зефирный тест». Детям предлагался выбор: съесть одну зефиринку (или другое любимое лакомство) сейчас, или подождать и тогда получить две. Более чем через десять лет Мишел с коллегами нашли этих детей, которые были уже молодыми людьми, и потом встретились с ними еще раз, когда они уже достигли среднего возраста. Более успешными во взрослой жизни оказались те, кто лучше всего противостоял искушению в четыре года.

Поняв, как важен самоконтроль для благополучия человека, я вместе с коллегами занялся изучением психологических и биологических процессов, лежащих в основе этого явления. Выяснилось, что способность не проявлять агрессии и не брать зефиринку требует примерно такой же энергии, как и пробежка марафонской дистанции. Соответственно, как и любой другой источник сил, этот стечением времени исчерпывается и нуждается в пополнении. Результаты недавних исследований данной проблемы могут оказаться полезными и при поиске путей лечения алкогольной и наркотической зависимости.

Накачивание психических мускулов

Я вместе со своими замечательными и талантливыми коллегами уже четверть века занимаюсь лабораторными исследованиями. За это время я пришел к выводу, что самоконтроль, который можно назвать также саморегуляцией или силой воли, работает почти как мышцы. В частности, после работы он «утомляется». Уже в нескольких сотнях исследований в разных лабораториях показано, что после выполнения задания, требующего усилия воли, люди хуже справляются со вторым заданием такого типа. В одном из ранних исследований мы обнаружили, что люди, использовавшие самоконтроль, чтобы не съесть шоколадку или печенье, потом проявили меньше стойкости при решении трудной задачи. Они сдавались гораздо легче, чем те, чья сила воли не «устала». В других исследованиях люди пытались подавить запрещенные мысли (например, им говорили, что нельзя думать о белом медведе), и впоследствии это снизило их способность контролировать эмоциональные реакции.

Мы ввели термин «истощение эго», чтобы обозна­чить состояние ослабленной силы воли после уси­ленного сопротивления искушению или принятия трудного решения. Термин был выбран в знак ува­жения к Зигмунду Фрейду, который предполагал существование психической энергии. Его смут­ные представления о том, как действует эта энер­гия, сейчас в основном устарели, но важно то, что он считал, что наше поведение можно объяснять некоторыми формами психической энергии. Спу­стя десятилетия эта идея воскресла, когда в на­ших экспериментах обнаружилось, что самокон­троль похож на мышечную работу: под нагрузкой он утомляется.

Два других направления исследований еще усилили аналогию с мышцами. Марк Муравен (Mark Muraven) из Университета Олбани вме­сте с коллегами показали, что по­сле нагрузки сила воли не утрачи­вается полностью. Скорее, организм начинает беречь энергию, а если воз­никает важная задача или возмож­ность, самоконтроль снова появляет­ся. Это похоже на то, что происходит с мышцами. Когда мышцы начина­ют уставать, спортсмены сокраща­ют нагрузку, чтобы сберечь силы, но на финишной прямой они мо­гут мобилизовать оставшиеся силы и ускориться.

Мышцы не просто утомляются: при регуляр­ных тренировках они становятся сильнее. Са­моконтроль тоже можно усилить путем трениро­вок, и это было показано на людях, которые зани­мались по специальной программе. В нескольких исследованиях участники эксперимента должны были в течение двух недель следить за своей ре­чью: перестать употреблять нецензурные слова и говорить «да» и «нет» вместо «ага» и «не-a». В дру­гом случае людей просили следить за своей по­зой — стоять и сидеть не сутулясь. Когда упражне­ния были завершены, мы оценили самоконтроль участников с помощью лабораторных тестов: надо было сжать эспандер насколько можно дольше, при этом никаких требований к речи или поддер­жанию позы не предъявлялось. Те, кто на преды­дущем этапе занимался саморегуляцией, справи­лись с этой задачей достоверно лучше, чем те, кто не следил за речью или правильностью позы.

Это означает, что викторианское понятие «вос­питание характера» приобретает научную обосно­ванность. Регулярные занятия самоконтролем, очевидно, увеличивают способность человека про­явить это свойство при необходимости.

Когда мы проводили вышеописанные исследо­вания, то спрашивали себя: действительно ли тут присутствует какая-то физическая энергия, уро­вень которой повышается, или это просто психоло­гическая метафора? Ответ пришел случайно, ког­да сбой в одном эксперименте дал новую и полез­ную идею.

Есть ученые, которые движутся победным мар­шем от одного успешного исследования к другому, но я не из их числа. Мэтт Гэйлиот (Matt Gailliot), бывший в то время моим аспирантом, придумал продолжить наблюдения за истощением силы воли у человека, сопротивляющегося искушению. Что будет в обратной ситуации? Если не сопротив­ляться искушению, будет ли сила воли крепче?

У меня были сомнения, но я предложил Гэйлиоту заняться этим вопросом, который мы неофи­циально назвали «теория Марди Гра» с отсылкой к христианской традиции потакания греховным побуждениям перед периодом воздержания по слу­чаю Великого поста. Для начала мы истощили самоконтроль у людей, требуя, чтобы они подавля­ли мысли о белом медведе. Затем среди них слу­чайным образом были выбраны участники, ко­торым дали выпить вкусный молочный коктейль с мороженым, прежде чем предъявить им скрытый тест на силу воли, где надо было найти закономер­ность последовательности чисел в ряду. На самом деле закономерности там не было, мы просто смо­трели, как долго люди будут ее искать, прежде чем сдадутся.

Участники, которые пили коктейль, искали зако­номерность дольше тех, кому коктейль не давали. Но кажущаяся победа теории Марди Гра закончи­лась, когда были проведены дополнительные кон­трольные эксперименты. Группа, которой не дава­ли коктейль перед тестом, как и раньше, показала слабые результаты. Другой группе давали молоч­ный коктейль с неприятным вкусом, он был не­сладкий и без мороженого, просто большой стакан невкусной молочной бурды. К несчастью для тео­рии Гэйлиота, эта группа справилась с тестом луч­ше, чем те, кто не получал никакой еды. Сначала Гэйлиот расстроился, поскольку казалось, что экс­перимент не удался. Но в процессе обсуждения нам пришла в голову еще одна мысль: если это не было результатом потакания приятным слабостям, ко­торое восстановило силу воли, может быть, все дело в калориях?

Мы подумали про глюкозу, сахар в крови, обе­спечивающий энергией органы тела и в том чис­ле мозг, который занимается самоконтролем. Мы провели большое количество исследований и пришли к двум выводам, которые со временем подтвердились. Во-первых, если уровень глюкозы в крови низкий, самоконтроль страдает — и обыч­но сильно. Кстати говоря, это заставляет с боль­шим вниманием отнестись к распространенной жалобе, что человеку сложно работать из-за низ­кого содержания сахара в крови, и исследования диетологов это подтверждают.

Другой важный вывод в том, что доза глюко­зы, введенная в момент, когда самоконтроль на­чинает ослабевать, позволяет восстановить силу воли и продолжить работу. Это означает, что сила воли— на самом деле не просто метафора. Кроме того, если из-за непрерывного самоконтроля сни­жается сила воли и не хватает энергии для ее под­держания, можно снизить требования к самокон­тролю и таким образом сохранить оставшуюся энергию.

Третий результат не был подтвержден. В одном из исследований мы обнаружили, что уровень глю­козы в крови падает вовремя выполнения зада­ния, где требуется самоконтроль. Это хорошо со­гласовалось бы с идеей, что при усиленном само­контроле расходуется глюкоза. Но в последующих тестах мы не смогли повторно получить этот ре­зультат. Однако в некоторых исследованиях дру­гих лабораторий было показано, что при больших усилиях воли мозг потребляет больше глюкозы, что вполне логично, если учитывать, что именно он отвечает за самоконтроль.

Возражения против наших идей

Подобно многим другим научным теориям, наша модель самоконтроля развивается по мере того, как другие исследователи подключаются к работе. Некоторые продолжили то, что мы делали, другие пытались критиковать и опровергать. Все это вме­сте помогло конкретизировать наши представле­ния о самоконтроле.

Был один спорный вопрос: действительно ли в мозге может заканчиваться «топливо», необходи­мое для силы воли? И мы, и другие ученые показа­ли, что самоконтроль нарушается, если снижается содержание глюкозы в крови, это влияет и на тело, и на мозг. Некоторые исследователи утверждают, что в человеческом организме имеется большой за­пас глюкозы, который мог бы использоваться, если сила воли исчерпала все положенные ей запасы.

Наше понятие энергетического истощения вос­принимается так скептически еще и потому, что потребление мозгом глюкозы не меняется настоль­ко сильно, как можно было бы ожидать. В древно­сти были периоды, когда человек мог оказаться пе­ред угрозой того, что глюкоза закончится, но в со­временном индустриальном обществе редко кто сталкивается с такой проблемой, и уж точно это не сытые студенты из наших экспериментов, у ко­торых тем не менее наблюдалось истощение эго и нарушение саморегуляции.

Все эти возражения вполне понятны. Возможно, однако, что, хотя усиленный самоконтроль и не приводит к исчерпанию запасов глюкозы, когда организм чувствует, что уровень доступной глю­козы падает, он направляет сахар в первую оче­редь туда, где он критично нужен. В таком случае мы по-прежнему правы, считая, что сила воли — дорогостоящий ресурс, который надо экономить. Конечно, упрощенное представление, что истоще­ние эго есть исчерпание энергетических ресурсов мозга, не выдерживает критики: правильнее гово­рить, что это желание сохранить частично растра­ченный ресурс.

Другая критика заключается в том, что любую нехватку самоконтроля можно преодолеть, если взять человека со сниженным количеством за­пасенной энергии и поместить в ситуацию, когда проявить силу воли действительно необходимо. Как показывают исследования, наделение людей властью или даже просто оплата их дополнитель­ных усилий заставляют продолжать сохранять хороший самоконтроль даже в тех ситуациях, ког­да их энергия вроде бы должна была закончиться во время предыдущих волевых усилий.

Может быть, все проблемы силы воли у нас в го­лове? Не запас ресурсов истощается, а люди про­сто теряют желание работать. Это может означать, что даже при снижении силы воли вы все равно сможете хорошо себя контролировать, если это бу­дет необходимо. Вспомните о руководителе, кото­рый во время кризиса чувствует ответственность и понимает, что положение обязывает.

Критикуя нашу точку зрения, Вероника Джоб (Veronika Job), работавшая тогда в Стэнфордском университете, вместе с Кэрол Дуэк (Carol Dweck) и другими коллегами развивала теорию, что сила воли безгранична и что при достаточной мотива­ции человек может не останавливаться. Эти иссле­дователи считают, что идея истощения эго— ил­люзия, основанная на ложных представлениях.

Согласно нашей теории распределения энергии, человек не может длительное время пользоваться запасными ресурсами. Если ваша сила воли слег­ка утомлена, организм может пытаться экономить то, что осталось, но вы все еще можете получить оставшиеся ресурсы и хорошо выполнить задачу, если представятся благоприятные условия. Устав­шие спортсмены берегут силы для важных момен­тов, от которых зависит победа. Люди с истощен­ным эго поступают так же с силой воли.

В своих исследованиях мы обнаружили, что люди, верящие в неограниченность силы воли, ис­пользуют резервную глюкозу для повышения уров­ня сахара в крови, когда он должен был бы упасть. Однако при внимательном рассмотрении ситуа­ция оказалось несколько сложнее.

Решающий результат был получен, когда люди не просто немного устали, а продолжали сохра­нять самоконтроль до состояния тяжелой уста­лости, которую уже невозможно было игнориро­вать. Кэтлин Вое (Kathleen Vohs) из Университета Миннесоты, Сара Эйнсуорт (Sarah Ainsworth), одна из моих аспиранток в Университете штата Флори­да, а также и другие исследователи показали, что денежное вознаграждение или руководящая роль позволяют поддерживать самоконтроль, даже ког­да сила воли истощается. Но затем после ряда из­нурительных упражнений внутренние ресурсы исчерпываются совсем и самоконтроль начинает снижаться. Причем те, кого заставили поверить в неограниченность силы воли, в итоге показали худшие результаты. Поначалу эта вера помогает, но затем это дает обратный эффект.

По-видимому, самоконтроль можно удерживать, но не бесконечно. В конце концов у вас закончит­ся глюкоза— из-за того, что вы думали, что сила воли бесконечна, или потому, что вас назначи­ли на руководящий пост. Вы просто готовы легче растратить ваши резервы. Но всему есть предел.

Иллюзия бесконечности самоконтроля равносиль­на вере в то, что деньги на банковском счету никог­да не иссякнут. Вначале вы можете тратить сво­бодно, но в итоге рискуете остаться без средств.

Можно ли избавиться от зависимости?

Как выяснилось в недавних исследованиях, есть сферы, в которых самоконтроль играет ключевую роль. Некоторые полученные результаты застави­ли пересмотреть представления о различных фор­мах зависимости. Широко распространено мне­ние, что тяга к наркотикам, алкоголю или сигаре­там подчиняет себе человека и что освободиться от этого невозможно без сложных медицинских процедур или как минимум твердой приверженно­сти программе типа «12 шагов». Алан Лешнер (Alan Leshner), бывший директор Национального инсти­тута по вопросам злоупотребления наркотиками, а теперь генеральный директор Американской ас­социации содействия развитию науки, утверж­дал, что наркомания — это «болезнь мозга». Он го­ворил. что можно курить или делать инъекции до­бровольно, но в какой-то момент переключатель в мозгу щелкнет, потребление наркотика пере­стает контролироваться волей и человек не может бросить, даже если хочет. Как только возникает за­висимость, сила воли исчезает.

Однако недавно стало известно, что любые изме­нения, происходящие в мозге наркомана, не при­водят к потере контроля над своими действиями. Обычно человек может выбирать, сдаться ему или продолжить сопротивление. Точнее, зависимость не приводит к изменениям в области мозга, ответ­ственной за сознательный контроль движений, — моторной коре, которая запускает, например, дей­ствия, связанные с чисткой зубов или употре­блением наркотиков. По мере роста зависимости решение взять в руки трубку для крэка не стано­вится вдруг непроизвольным. На самом деле зави­симость медленно и коварно меняет желания че­ловека. Героин или сигареты вызывают прият­ные ощущения, поэтому формируется стремление к этим веществам.

Какое-то время наркоман может сопротивлять­ся, но рано или поздно он уступает желанию сно­ва и снова. Но это желание не всегда бывает сверх­сильным. Вильгельм Хофманн (Wilhelm Hofmann), работающий сейчас в Кельнском университете, провел исследование, в котором в течение неде­ли с людьми связывались в случайные моменты и просили сообщить о тех желаниях, которые сей­час приходят на ум. Стремление к сигаретам и ал­коголю было слабее, чем многие другие желания.

Все это означает, что наркоман чувствует пре­рывистый поток одного слабого желания за дру­гим. Проблема в том, что эти побуждения возни­кают часто. При этом нет всепоглощающего жела­ния, которому невозможно противостоять.

По-прежнему продолжаются споры о том, нахо­дятся ли зависимость под волевым контролем или нет. Высказывания политиков, консультантов по проблемам наркомании и многих других помо­гают поддерживать миф, что зависимость коре­нится в подавляющем, неконтролируемом жела­нии. Многие наркоманы поддерживают эту точку зрения, потому что это освобождает их от личной ответственности. Такие утверждения часто звучат в средствах массовой информации, быть может потому, что когда актеры и другие знаменитости, имеющие зависимость, хотят сохранить любовь и преданность своих поклонников, это проще сде­лать, если удастся объяснить употребление нар­котиков внешними силами и неконтролируемой психологической потребностью. Поклонники мо­гут быть не так благосклонны, если знаменитость признает, что ей просто нравится принимать нар­котики.

Психологи спорят, может ли самоконтроль быть эффективным средством борьбы с зависимостью. В исследовании, проведенном в Великобритании, выяснилось, что консультанты по лечению нарко­мании, работавшие на добровольной основе, как правило, считают, что наркоманы могут контро­лировать свои побуждения. А те, кто получал пла­ту за работу, предпочитали думать, что наркома­ны беспомощны и не могут помочь себе сами. Это не значит, что врачи работают исключительно ради денег. Однако когда возникает спор, финан­совые интересы могут подтолкнуть людей поддер­живать то, что им выгодно, и искать недостатки в противоположной точке зрения.

Другой миф о зависимости гласит, что сильная тяга возникает только при отсутствии наркоти­ческого вещества. В талантливом исследовании, проведенном Майклом Сайеттом (Michael Sayette) вместе с его коллегами из Питтсбургского универ­ситета, показано, что курильщики считают, что их желание будет неуклонно возрастать, особенно если им запретить курить.

Оказалось, что это неверное убеждение. Участ­ников исследования попросили воздержаться от курения некоторое время и периодически сооб­щать о силе своего желания. Не было постепенно­го роста стремления закурить, были непредсказуе­мые колебания силы желания. В других исследова­ниях показано, что когда человек бросает курить, желание курить снижается. Часто бывает, что че­ловек снова начинает курить, но это происходит не из-за сильной тяги к сигарете, а случается при сочетании слабого желания и резкого снижения силы воли.

Зависимость — для сильных духом

Большинство людей согласны, что для избавле­ния от зависимости нужна сила воли. Однако до недавнего времени мало кто согласился бы, что самоконтроль необходим и для приобретения за­висимости. Большинству из нас не понравились первый глоток пива и первая затяжка сигаретой. Медики предупреждают об опасности, и это тоже может помешать впервые попробовать. Чтобы пре­одолеть неприятные ощущения и сделать первый шаг на пути к зависимости, нужно усилие воли. Чтобы поддерживать зависимость длительное вре­мя, нужно затрачивать большое количество энер­гии на то. чтобы вредная привычка не мешала ра­боте, семье и отношениям.

Рассмотрим, например, курение. Сегодня суще­ствует множество ограничений, и курильщики вынуждены разрабатывать сложные планы, чтобы заполучить возможность покурить. Когда в моем бывшем университете ввели правила, запреща­ющие преподавателям курить в своих комнатах, одна коллега героически пыталась их соблюдать. Я никогда не забуду, как она выходила из здания в метель, держа на руках младенца, с единствен­ной целью — затянуться сигаретой.

Только подумайте, сколько усилий ей для это­го потребовалось. Она должна была найти пере­рыв между занятиями, встречами и совещани­ями, найти место, где курить разрешено. Потом она должна была тепло одеться и одеть ребенка. И не забыть взять сигареты и зажигалку, выходя в непогоду.

Я проводил вместе с Майклом Дэли (Michael Daly) из шотландского Университета Стерлинга и дру­гими коллегами исследование курения в Нидер­ландах и нашел некоторые доказательства неверо­ятной идеи, что для поддержания зависимости не­обходим хороший самоконтроль. Дэли с коллегами обнаружили, что запрет курения на рабочем ме­сте, принятый в 2004 г., очень избирательно при­вел к сокращению этой привычки. Курение снизи­лось в основном среди тех, кто ниже оценил свой уровень самоконтроля, но затем постепенно они вернулись к старым привычкам. На тех, кто оце­нивал свой уровень самоконтроля как высокий, за­прет не повлиял.

Ученые, придерживающиеся мнения, что зави­симость связана со слабым самоконтролем, долж­ны были бы ожидать другого результата: что люди с высоким самоконтролем изменят свое поведе­ние, а с низким— продолжат курить. А наши ре­зультаты они могли объяснить тем, что людям с низким самоконтролем нужно было получить сильный толчок, чтобы преодолеть трудности, а дальнейший рецидив можно объяснить тем. что со временем страх перед законом почему-то сни­зился.

По-видимому, полученные результаты связа­ны с тем, что курильщику понадобилась сила воли, чтобы сохранить свою привычку. Люди го­дами комфортно курили прямо на своих рабочих местах. Внезапно такой возможности не стало.

Чтобы продолжить курить после запрета, надо было прилагать большие усилия, тщательно пла­нировать, когда и где можно устроить перекур.

Люди с хорошим самоконтролем могут спра­виться с этими требованиями. Но те, у кого сила воли слабая, сдались и бросили курить на некото­рое время. Со временем, однако, они увидели, как поступают курильщики с хорошим самоконтро­лем. Курильщики выходили в определенные места на улицу, оставалось только скопировать готовую стратегию.

В некоторых исследованиях показано, что люди способны последовательно планировать и осу­ществлять сложные стратегии, чтобы поддер­жать зависимость от героина или сигареты, — за­висимость, которую ученые, врачи и даже сами пользователи считают стойкой. Возникает но­вый взгляд на зависимость. Усилия воли, которые люди тратят на поддержание зависимости, можно попытаться перенаправить в сторону избавления. Но эта идея порождает новые проблемы.

Врачу может оказаться сложно убедить человека с зависимостью в наличии проблемы, если человек не видит ничего разрушительного в том, чтобы не­много выпить или вколоть обезболивающего, если это не сказывается на выполнении обязанностей дома и на работе. Новые представления о зависимо­сти лишний раз показывают, сколь сильно и раз­нообразно самоконтроль может влиять на наше по­ведение: ведь, как это ни парадоксально, он может даже способствовать сохранению вредных привы­чек. Способность контролировать собственные эмо­ции и желания, иногда с благими, а иногда и с дур­ными целями, помогает нам бесконечно адаптиро­ваться к окружающему миру.

Перевод: М.С. Багоцкая

ОБ АВТОРЕ

Рой Баумейстер (Roy F. Baumeister) — профессор психологического факультета Университета штата Флорида, специалист по социальной психологии. Его научные интересы простираются от темы социально­го отвержения до проблемы сексуальности и агрессии.

olmins.info

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Четверг, 13.12.2018

Закругление верхнее-левое

20:00Израиль в шоке от решения Львовского облсовета о годе Бандеры

19:57Американские тепловозы отправили на перевозку мариупольской руды и зерна в порт Николаева

17:24Уволенные директора ЖЭКов устроили протест мэру Николаева

14:00«Укрзализныця» начинает эксплуатацию первых локомотивов General Electric

13:53Японцы хотят устроить первый искусственный метеоритный дождь, - ВИДЕО

13:49Австралийка проснулась в постели с гигантским питоном

13:46Верховная Рада узаконила виски

13:43На Закарпатье водитель въехал в толпу

13:02В полиции назвали самые заснеженные дороги

12:36Леопард загрыз буддистского монаха, медитировавшего в индийском лесу

12:26В Николаеве снегопад: на дороги высыпали 50 тонн соли

12:24Отопление в центре города Николаева восстановят к 17.00

12:14В обменниках подорожал доллар

10:40Сессия Николаевского городского совета. Онлайн-трансляция

09:01Сегодня в Украине будет снежно, дневная температура воздуха до +5

08:59В Херсоне вор заснул в ограбленной квартире

08:57На Николаевщине пытали мужчину, а женщину подвесили за ноги на дереве

08:51Непогода в Украине: обесточены 170 населенных пунктов

08:49Папа Римский уволил двух советников из-за сексуального скандала

08:48На Донбассе снова стреляли из запрещенного оружия

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама