Когда «новое» не значит лучшее

26.05.12 09:41Сколько просмотров этой статьи1703Сколько комментариев этой статьи0

На прошлой неделе в ходе встречи с представителями международного клуба парламентариев и экспертов ЕС—Украина президент Янукович подчеркивал, что основой для улучшения экономической ситуации, которое, по его мнению, наблюдается в стране, стало принятие Национального плана действий по внедрению Программы экономических реформ на 2010—2014 годы.

Тем временем анализ «Национального плана действий на 2012 год» (далее — План-2012) приводит к печальному выводу: этот документ на самом деле призван только скрыть фактический отход от важных направлений реформ. К сожалению, по сравнению с «Планом-графиком реализации направлений экономических реформ», утвержденным в начале прошлого года, в нынешней его версии (Плане-2012) свернуты, нивелированы или отложены на будущее самые важные, системные реформы, направленные на внедрение и поддержку конкуренции и усиление прав собственности.

Системные реформы: миссия невыполнима?

Системные реформы, даже те, что, казалось бы, непосредственно не касаются простых людей, в конце концов определяют положение дел в экономике, а следовательно, и благосостояние граждан. В случае успеха они открывают простым людям, не связанным с властью, доступ к возможностям обогащения. Предприимчивым они дают надежду на создание своего дела и его развитие, насколько хватит способностей; просто трудолюбивым, талантливым, умелым и образованным — найти лучшую работу, получить повышение или больший заработок. Ведь для всего этого нужно, чтобы предпринимателей-работодателей было как можно больше, и они соревновались между собой за лучших работников. В конце концов, нетрудоспособным и самым бедным реформы дают надежду на получение достойного содержания. Всем без исключения такие реформы обещают цены — ниже, выбор и сервис — лучше, ведь для этого нужно, чтобы продавцы боролись за покупателя. И не только на базаре, но и, скажем, на рынке коммунальных услуг или образования. Если реформы спланированы и внедряются надлежащим образом, то страдают преимущественно воры, коррупционеры, неэффективные собственники и лодыри.

Однако при «общественном порядке с ограниченным доступом», как его назвали нобелевский лауреат Д. Норт и соавторы (подробнее см. «Интересная реформистика, или Почему власть не хочет и не может делать реформы?», ZN.UA №10 от 16 марта 2012 года), проведение таких реформ противоречит интересам власть имущих, поскольку не только лишает их источников обогащения, но и подрывает устои их власти. Действительно, проблемы с реформами просматриваются уже в Программе экономических реформ на 2010—2014 годы «Богатое общество, конкурентоспособная экономика, эффективное государство», с помпой презентованной президентом почти два года назад.

Но дело не в количестве — системных реформ там запланировано чрезвычайно много; и даже не в глубине. К сожалению, вопреки всей профессиональности коллег из McKinsey, системным реформам из программы президента часто не хватает системности, пардон за каламбур. В некоторых важных случаях они не продуманы до конца.

Например, отмена планов по «мобилизации» налоговых поступлений — едва ли не самая важная системная реформа. Ведь «мобилизация» является разновидностью так называемого конфискационного налогообложения, при котором государство само определяет, исходя из своих потребностей, сколько сегодня ему надо взыскать с плательщиков. Впрочем, прибыль — сложный показатель, который легко «нарисовать» или скрыть. В частности, любая крупная компания может относительно легко минимизировать свои обязательства по налогу на прибыль путем проведения операций через офшоры. И эту лазейку не удается эффективно запретить ни одним законом. Именно это обстоятельство прежде всего делает неизбежным определение плановых заданий, потому что без них поступления от этого налога резко упадут. В развитых странах, откуда был в свое время скопирован налог на прибыль, у предприятий есть стимул показывать или даже завышать прибыль ради привлечения капитала. Именно поэтому он там работает. До того момента, как подобные стимулы приобретут достаточное значение и для отечественного бизнеса (показателем этого можно считать выход на ІРО подавляющего большинства крупных компаний), налог на прибыль надо было бы или отменить вообще (как сделали в свое время страны Балтии), или вводить нижний порог в процентах от стоимости основных фондов (как в Мексике), или предлагать какое-либо другое решение. Без этого реформа не состоится.

Впрочем, очевидно, что ни власть, ни родственный с ней бизнес не спешат отказываться от «договорного» налогообложения, ведь оно дает власти возможность давить на бизнес, а родственному с ней бизнесу — избавляться от конкурентов и монополизировать рынки руками налоговой или за счет фактических налоговых каникул для «своих».

Другой пример — отмена разрешения на изготовление печати, а со временем и обязательного использования печати как таковой (предусмотрено Планом-2012). Этот шаг, по утверждению его инициаторов, призван упростить и удешевить регистрацию предприятий. Впрочем, как отметил известный эксперт по вопросам дерегуляции Дмитрий Ляпин, само по себе такое упрощение, наоборот, значительно усложнит текущую деятельность предприятий. Как это, кстати, уже произошло с отменой свидетельства о регистрации и по той же причине — из-за закрытости реестра собственников и уполномоченных лиц. А открыть этот реестр — как это сделано в странах, где работают без печати, — намного сложнее, ведь станет возможно отследить собственность влиятельных деятелей, которые никоим образом не желают ее показывать.

Но главное препятствие на пути этих и остальных системных реформ, предусмотренных программой президента, — нехватка политической конкуренции и ответственности. В частности, по крайней мере в условиях Украины, трудно представить себе действенную систему ответственности сотрудников налоговой службы в то время, когда такую ответственность не несут их руководители. Кто из власть имущих действительно заинтересован провести демонополизацию и внедрить конкурентные и прозрачные механизмы, если можно безнаказанно пользоваться этой монополией и непрозрачностью для собственной выгоды? Вопрос, конечно, риторический. Именно поэтому мы скептически оцениваем шансы на добросовестное внедрение таких реформ.

Угольная отрасль: счастливое исключение?

Счастливым исключением оказалась угольная отрасль. Хотя передача объектов социальной сферы на баланс местных органов власти происходит с опозданием, во всех других измерениях План-2012 в части реформирования угледобычи выглядит более конкретным и решительным. Особенно следует отметить намерение окончательно избавиться от субсидирования отрасли к 2015 году за счет внедрения конкурентного рынка угля и закрытия убыточных шахт. Это будет означать облегчение налогового бремени приблизительно на 400 грн. ежегодно для каждого работающего. Мы также положительно оцениваем отказ от сохранения в собственности государства миноритарных пакетов акций шахт, подлежащих приватизации: даже если для этого когда-то были некоторые основания, подобный механизм государственного контроля оказался неэффективным. Появился также очень уместный пункт о более эффективном использовании запасов, включая небольшие месторождения («копанки») и отвалы.

Как известно, исключения только подтверждают правило. В этом случае сослужила службу прежде всего благоприятная ценовая конъюнктура, благодаря которой частный интерес стал работать на пользу реформе. Высокие цены на энергоносители создают хорошие условия для их добычи, позволяя относительно безболезненно отказаться от субсидирования. С другой стороны, это усиливает заинтересованность в приватизации шахт и либерализации ценообразования на уголь. Дает о себе знать также осведомленность многих представителей нынешней власти о проблемах именно этой отрасли. Кроме того, в интересах Рината Ахметова, активно скупающего тепловые электростанции, иметь доступ к конкурентному рынку топлива — именно такой пункт появился в разделе, посвященном электроэнергетике. Но такой рынок еще необходимо создать, чему, собственно, и посвящены реформы угольной отрасли.

Дерегуляция: мнимое противоречие?

На первый взгляд, ситуация в сфере улучшения предпринимательского климата противоречива. С одной стороны, План-2012 идет дальше Плана-2011 в вопросах регистрации и ликвидации предприятий, рыночного надзора за пищевыми продуктами, лицензирования и разрешений. Появились очень уместные пункты о защите миноритарных акционеров и совладельцев ООО, а также об усовершенствовании регистрации прав на недвижимое имущество. Все они имеют признаки системных реформ.

Впрочем, все добрые намерения сразу забываются, если вспомнить о проверках и ответственности контролеров. В Плане-2012 уже не идет речь о внедрении проверок на основе оценки риска и о переходе от прямого контроля к профилактике и предотвращению нарушений законодательства. Значит, они и впредь будут наказанием для предприятий — наказанием, которое будет назначаться произвольно, по усмотрению начальника. При этом вместо предусмотренной программой президента ответственности за убытки, нанесенные предприятиям вследствие неправомерных действий контролеров, внедрена административная ответственность за отдельные нарушения. Последняя сводится к штрафам, несоизмеримым с убытками. Конечно, такая ответственность не испугает контролеров, если их целью является именно нанесение убытков, разрушение бизнеса, например, по заказу конкурентов или власть имущих.

Но, к сожалению, противоречие оказывается только мнимым.

С одной стороны, по утверждениям практиков, меры, направленные на улучшение делового климата, в основном просто не работают — что при нынешней власти, что при «папередниках», что во времена позднего Кучмы. Скажем, на фоне разрекламированного сокращения количества видов деятельности, требующих лицензирования или разрешения, бизнес по результатам опросов отметил ухудшение делового климата. Что же касается регистрации предприятий, то даже если бы ее удалось упростить до европейских стандартов, она уже более десяти лет не является значительным препятствием для ведения бизнеса. При этом проверки — наихудшее из таких препятствий. И это не удивительно, ведь именно их используют приближенные к власти «привилегированные» олигархи, чтобы избавиться от конкурентов в бизнесе и политике, «отжать» доли в бизнесе и захватить привлекательные предприятия, в конце концов, монополизировать рынки. Следовательно, даже если действительно будут упрощены регистрация предприятий и получение разрешений и лицензий, это просто будет означать, что власть таким образом позволяет независимому бизнесу существовать и расти только для того, чтобы потом сделать его дойной коровой для коррумпированных чиновников или добычей провластных рейдеров.

Земля тревоги нашей

При всей важности предпринимательского климата все же главной системной реформой, намеченной на 2012 год, была отмена моратория на куплю-продажу земли. Но она стала жертвой предвыборных резонов и низкой легитимности и способности власти. Нужно признать, что дальнейшее откладывание этого решения, вопреки всей губительности моратория для развития отечественного агросектора, стало единственно возможным выходом в существующих условиях.

Необходимо учитывать то, что с экономической точки зрения земля является возобновляемым природным ресурсом, очень чувствительным к капиталовложениям или, наоборот, хищнической эксплуатации. Поэтому конкретный способ реализации прав собственности в значительной степени определяет ее производительность, а последствия ошибок трудно исправлять. Речь идет, в частности, о размерах хозяйств, наличии или отсутствии у владельца средств для ухода и усовершенствований, его дальновидности и т.п. Например, большой проблемой уже стало неудачное распаевание, усложняющее создание массивов земли, пригодных для возделывания техникой. Для решения многих подобных проблем сейчас отсутствуют даже объективные научно обоснованные рекомендации, не говоря уж о готовых политических решениях.

При этом создание легального рынка сельскохозяйственной земли задевает интересы миллионов людей, из которых многие могут и потерять в результате реформы. В обществе не утихает острая дискуссия вокруг модели такого рынка и соответствующих ограничений, ведь каждая деталь означает выигрыш одних и потери других заинтересованных лиц и групп населения. Консенсуса нет ни среди элиты, ни среди широких слоев населения. И далеко не факт, что его удастся достичь. А без хотя бы относительного консенсуса права собственности не приобретут надлежащей легитимности, следовательно, собственники будут дополнительно ограничены в своих действиях, будут иметь короткий временной горизонт. Соответственно, они не станут по-настоящему эффективными (или земля не попадет к действительно эффективным), не смогут привлечь инвестиции, не будут заботиться о своей собственности, как это случилось в свое время со многими крупными предприятиями. То есть реформа не достигнет своей цели.

Более того, значительная часть сограждан видит в земле не просто природный ресурс, который должен использоваться заботливо и эффективно (для чего прежде всего и нужна полноценная частная собственность), а определенный сакральный символ. Поэтому любые реформаторские действия в отношении земли и собственности на нее затрагивают глубинные пласты общественного сознания. Неосторожные движения в этой отрасли вполне могут породить бурю.

Наконец, земля является стратегическим ресурсом. В обществе не завершена дискуссия по поводу того, допускать ли иностранцев к собственности на сельхозземлю. А если нет (к чему, похоже, склоняется баланс сил), то каким образом можно надежно лишить их такой возможности, одновременно минимально ограничивая конкуренцию между отечественными покупателями. Ведь без такой конкуренции не стоит надеяться на приличные цены и эффективных собственников.

Все эти непростые вопросы нуждаются в трудных, но взвешенных политических решениях. Здесь как в никакой другой сфере необходимы взвешенные, научно обоснованные реформы, обсужденные и разъясненные на всех уровнях и сгруппированные в хорошо сбалансированные пакеты с компенсацией тем, кто может проиграть от основной реформы. Но политические решения принимают институты государственной власти, к которым в обществе сейчас недостаточно доверия. Более того, представительные органы, созданные для согласования интересов (прежде всего Верховная Рада), фактически силой лишены такой возможности. Поэтому не удается отыскать даже примитивный баланс интересов, определяющий государственную политику «при ограниченном доступе», потому что разрушены соответствующие механизмы. А без такого баланса попытки осуществить более или менее решительные шаги могут легко привести к хаосу. И власть, наученная опытом «предпринимательского майдана» и акций ветеранов Чернобыля и Афганистана, хорошо это понимает.

Как видим, снятие моратория оказалось не подготовленным концептуально и политически, не говоря уже о сугубо технических вопросах, таких, как создание земельного кадастра, реестра имущественных прав, размежевание коммунальных и общегосударственных земель и т.п. Продление моратория будет означать, что номинальные владельцы земли по-прежнему будут получать мизерную (если вообще хоть какую-то) арендную плату за свои паи, без возможности продать их за настоящую цену. Впрочем, возможно, в этом случае следует еще немного потерпеть, поразмышлять и наконец выяснить, на каких принципах этот рынок будет работать, чтобы не дать себя обмануть. Но не очень долго, потому что иначе земля просто истощится без настоящего хозяина.

Мина под приватизацию?

Без хозяина, хотя и находясь в государственной собственности, остается и значительная часть производственных мощностей. Именно поэтому приватизация сама по себе уже является одной из важнейших системных реформ. Александр Пасхавер в свое время даже назвал ее «локомотивом реформ», ведь, в отличие от многих других, эта реформа имеет собственный «мотор» в виде частного интереса (хотя и коррумпированного). Хорошая новость состоит в том, что приватизация будет продолжаться и, очевидно, успешно, если учесть количество и размеры объектов. К тому же будут предприниматься шаги (и, вероятно, довольно эффективные, потому что есть заинтересованность) на пути подготовки таких объектов, как железная дорога, шахты, многострадальный ОПЗ. В Плане-2012 повторен ритуальный пункт о «исключительно прозрачной» приватизации, но ему, исходя из опыта реализации предыдущих аналогичных обещаний, мы не верим. Тем более что даже теоретически только политически ответственное правительство может осуществить прозрачную приватизацию. Другое дело, что в условиях кризиса государственных финансов и приближения выборов цены продажи государственных активов могут вырасти. Но одно дело — договориться с олигархами о том, что они удовлетворятся несколько меньшими сверхприбылями ради спасения «своей» власти, и совсем другое — внедрить прозрачные механизмы, которые позволили бы чужеземцам (отечественным и иностранным) зайти на рынок без личного разрешения. Такого власть допустить не может, потому что это несовместимо с принципами «ограниченного доступа». Вместо этого под приватизацию теперь планируется заложить мину замедленного действия. В Плане-2012 появился показательный и потенциально очень опасный пункт о создании «Государственной холдинговой компании» и передачи ей всех пакетов акций, принадлежащих государству. Остается еще поставить во главе такой компании человека, приближенного к президенту страны, как это кое-где принято в СНГ, и больше ничего не надо «прихватизировать»: все, что сейчас разворовывается на государственных предприятиях, будет централизовано в одних руках. Но не клевета ли это на честные намерения реформаторов? Напомним, что предыдущая попытка создать такую структуру имела место в конце 90-х и закончилась громким скандалом, по результатам которого главному инициатору идеи и главе агентства Олегу Таранову было запрещено занимать ответственные должности в органах государственной власти. Для тех времен это был неслыханно суровый приговор, как для человека, который не представлял политической угрозы правящей власти.

Но даже если не принимать во внимание возможные злоупотребления, идея создания такой компании выглядит неоднозначно. Конечно, можно приветствовать ликвидацию конфликта интересов внутри ФГИУ, который сегодня отвечает как за приватизацию имущества, так и за текущее управление. Но все же его главной задачей остается именно приватизация. А у холдинговой компании будет цель увековечить государственную собственность на соответствующие пакеты акций. Даже при существующей структуре государственной собственности приватизаторам трудно бывает преодолеть интересы менеджмента государственных компаний, которые уже давно приватизировали их финансовые потоки и присваивают прибыли, ничего не вложив и ни за что по-настоящему не отвечая. И сейчас директора таких предприятий успешно подключают свои связи в разных государственных учреждениях, заказывают пиар-кампании и т.п., только бы избежать приватизации. А если на их стороне будет еще и мощное государственное агентство? Очевидно, тогда часть коммерческих предприятий пожизненно останется в собственности государства, иными словами, останется очагами и рассадниками коррупции и протекционизма.

ЖКХ: передергивание туза на шестерку

В действительности, если бы у нас частные интересы умели объединяться, то успешнее других должна была бы продвигаться реформа ЖКХ, потому что в ней кровно заинтересованы без преувеличения десятки миллионов граждан. Вместо этого именно эта реформа оказалась в наибольшей степени искаженной, даже на уровне планов.

Главное «улучшение» Плана-2012 — это отказ от установления счетчиков, а также от обязательного создания ОСМД как полноценных представителей клиентов, являющихся покупателями услуг этого сектора. Казалось бы, такой шаг должен упростить путь к отказу от монополии жэков. Но, в отличие от ОСМД, «независимые управляющие», о которых идет речь в обновленном плане, могут быть навязаны жителям домов извне. Они могут на самом деле представлять интересы застройщика, городской власти и даже тех, кто непосредственно наживается на непрозрачности тарифов и отсутствии надлежащего учета, как описано выше. Можно легко предвидеть, что при наличии такой альтернативы власть и «коммунальная мафия» будут всячески препятствовать созданию ОСМД, в частности, никогда не отдадут им ни деньги на капитальный ремонт (которые раньше закладывались в «квартплату»), ни необходимые для нормального функционирования объединений списки владельцев и техническую документацию. Таким образом, рыночные механизмы «горизонтального» контроля за качеством услуг и эффективностью использования денег будут и в дальнейшем придушены. Вместо них предполагается усилить централизованный контроль путем стандартизации и других подобных мер, которые уже неоднократно доказали свою неэффективность как залог защиты интересов потребителей и свою полнейшую беспомощность в предотвращении коррупции и расточительства.

Очень показательно с точки зрения интересов переформулирование пункта о политике определения тарифов на газ для населения (хотя эта важная мера и не является реформой): с решительного «приведение цен для населения к экономически обоснованному уровню» до нейтрального «усовершенствование формирования цен на природный газ для населения». Объединение с отказом от установки счетчиков у потребителей показывает, что это далеко не только интересы простых граждан, которые естественно хотят платить за газ меньше. Намного важнее, особенно при «ограниченном доступе», интересы тех, кто имеет возможность продавать не учитываемый надлежащим образом газ, якобы потребленный населением или теплокоммунэнерго, промышленными предприятиями по коммерческой цене. С этой точки зрения нежелание повышать цену является вполне естественным, ведь, с одной стороны, такое повышение уменьшает «ножницы» цен, на которых делают нечестный бизнес те, кто допущен к нему властью; а с другой — высокие цены усиливают заинтересованность населения в упорядочении учета, который в случае реализации такой реформы угрожает вообще уничтожить этот источник нерыночного обогащения.

Следовательно, реформа ЖКХ в «обновленном» виде вряд ли улучшит условия жизни людей, наверняка не позволит снизить субсидирование (если только оно не будет просто срезано из-за нехватки средств) и не создаст предпосылок для повышения эффективности в будущем. Вместо этого сберегут свои позиции те, кто сегодня топорно и небескорыстно руководит этой сферой. Следует вспомнить, как когда-то руководители колхозов и совхозов превратились в председателей КСП, «красные директора» — в председателей правления ЗАО, а их бывшие начальники из советских министерств — в президентов отраслевых ассоциаций и холдингов. Их интересы на многие годы законсервировали неэффективность соответствующих секторов, поэтому спад, который в большинстве посткоммунистических стран продолжался несколько лет, в Украине затянулся почти на десятилетие. Но тогда хотя бы формально состоялся переход собственности, приватизация. А из «подкорректированной» реформы ЖКХ этот очень важный момент выпал, ведь управляющий не является, в отличие от ОСМД, владельцем дома и близлежащих территорий. Это тоже есть отказом от настоящей реформы, поскольку в этом случае, как и во всех других, форма собственности решающим образом влияет на поведение и отношения субъектов экономики.

В результате жители многоэтажек не просто будут платить еще больше при низком качестве услуги (оплачивая своими деньгами халатность и кражи), но и, вполне вероятно, станут беспомощными жертвами еще большего вымогательства. Впрочем, без самоорганизации людей ничего не будет. ОСМД должны стать наглядной школой самоуправления, а борьба с «коммунальной мафией» — школой преодоления монополизма и коррупции, основывающихся на круговой поруке.

Технические реформы: самые важные — отложены. К счастью?

Технические реформы, направленные на повышение эффективности расходования бюджетных средств, улучшение качества работы государственных служб и т.п., по нашему прогнозу, имеют лучшие перспективы. Ведь в них заинтересована любая верховная власть, какой бы коррумпированной и авторитарной она ни была. Технические реформы укрепляют власть, повышают ее популярность и при этом экономят средства (в том числе и для коррупционных целей). Конечно, от них тоже кое-кто теряет. Поэтому мудрые реформаторы всегда устанавливают определенные компенсаторы и заботятся о своем авторитете и легитимности. Михаил Саакашвили любит говорить, что нет непопулярных реформ — бывают плохо спланированные и разъясненные реформы. Лешек Бальцерович настаивает, что реформы необходимо делать своевременно, и когда-то написал целую книгу о том, что именно он вкладывает в это понятие.

Что же касается нас, то более неудачное время для проведения реформы социальной защиты, чем предвыборный год, трудно представить. Поэтому не удивительно, что из планов исчезла сама сущность реформы в этой сфере — переход от льгот к адресной помощи. К тому же с самого начала речь шла об отмене прежде всего именно тех льгот, которые носят личный характер, следовательно, являются элементом привилегий, характерных для «ограниченного доступа». Таким образом, относительно этой части у власть имущих возникает конфликт интересов, характерный для любых системных реформ.

Это будет означать, что огромные средства налогоплательщиков по-прежнему будут направляться на «помощь» тем, кто в ней не очень-то и нуждается. Не лучше было бы им платить полную цену за услуги, но знать при этом, что в случае затруднений можно будет рассчитывать на полноценную защиту? Ведь сейчас самые бедные и в дальнейшем будут получать жалкий «гарантированный минимум», который еще и в несколько раз меньше и без того нищенского прожиточного минимума! Не помешало бы также показать наглядно тем, кого затронет отмена льгот, что их деньги не украдены, а пошли на пользу нищим согражданам.

Еще одна сверхважная реформа, которая по крайней мере отложена, — это пенсионная. Ведь повышение пенсионного возраста, увеличение стажа и частичная отмена льгот для выхода на пенсию еще не являются реформой. Программой президента предусматривалось, что эти тяжелые, но, к сожалению, необходимые меры будут предшествовать переходу к накопительной пенсионной системе. Были расписаны конкретные шаги по подготовке к ее введению. Но соответствующие пункты в Плане-2012 сведены к одному, никого ни к чему не обязывающему. Как известно, исполнители ответственнее относятся к конкретно поставленным задачам, потому что за их невыполнение могут и наказать. Поэтому, если определенное направление действительно остается приоритетом, то в обновленном Плане-2012 надо ожидать дальнейшей конкретизации мер, добавления новых аспектов или, по крайней мере, сохранения статус-кво. Если же направление, наоборот, сведено к ни к чему не обязывающим пожеланиям, то на языке бюрократии это означает возможность ничего решительного не делать — именно с таких позиций мы делали свой вывод в этом и других подобных случаях.

Ради справедливости стоит отметить, что это вина не только и не столько тех, кто непосредственно отвечает за пенсионную реформу, сколько всей власти в целом. Накопительная система нуждается в надежных инструментах инвестирования средств. Даже в развитых странах с этим бывают некоторые проблемы, особенно сейчас, во время кризиса мировой финансовой системы. А «при ограниченном доступе» создать эффективную и надежную накопительную систему вообще проблематично. Следовательно, в этой ситуации техническая по своей сути реформа стала заложницей системных. Но это именно тот случай, когда с каждым годом промедления проблема углубляется и обостряется. Не говоря уж о том, что отодвигается то время, когда украинские пенсионеры смогут позволить себе достойную и комфортную жизнь. Хотя бы ради этого обычному украинцу стоит бороться за системные реформы.

Впрочем, исчезло из планов и намного более простое усовершенствование существующей солидарной системы, которое могло бы выступить «пряником» для детенезации зарплат: информирование граждан о страховом стаже и суммах доходов, учтенных в системе персонифицированного учета. Казалось бы, что может быть более «техническим», чем предоставить каждому плательщику доступ к своему персональному «счету», да еще и с возможностью моделирования будущего, чтобы он или она могли наглядно сравнить свои текущие перспективы в старости с теми, которые появятся в случае добросовестной уплаты в Пенсионный фонд. Впрочем, возможно, проблема именно в том, что при сегодняшней системе начисления пенсий результаты такой прозрачности были бы не в пользу «белой» зарплаты…

Тоже не случайно, вопреки в целом большей продуманности и лучшей конкретизации мер в сфере управления государственным бюджетом, из планов исчезли пункты о мониторинге и оценке бюджетных расходов на центральном уровне, а также о создании баз данных финансовых и материальных активов государства. Ведь прозрачность и здесь противоречит сущности «ограниченного доступа». Некоторые ключевых проблем (оценки эффективности бюджетных программ, прозрачности распределения межбюджетных трансфертов, реальных шагов в направлении децентрализации) сейчас избегают по тем же причинам.

Несколько менее значимые для текущего состояния экономики, но потенциально очень важные для будущего реформы в сферах образования, науки и здравоохранения продвигаются относительно успешно с сугубо технической точки зрения. Впрочем, из них последовательно выхолащиваются даже намеки на системность, такие, как внедрение открытых, конкурентных механизмов; расширение автономности в использовании самостоятельно заработанных средств; выравнивание статуса частных и государственных заведений и т.п.

Из Плана-2012 исчезли слова о реформе финансирования науки — переход от содержания заведений к грантам на конкурсной основе. Больше не предполагается расширить права научных учреждений по использованию средств, заработанных самостоятельно (хотя, к счастью, соответствующий пункт сохранился относительно вузов). Свернуты и обобщены пункты о подготовке реформы финансирования образования — перехода от содержания заведений к финансированию обучения отдельных студентов, для чего нужно сначала хотя бы определиться со стандартами финансирования. Осталось в полном объеме только усовершенствование формирования государственного заказа. Не упоминается страховая медицина, которая была названа среди долгосрочных приоритетов Плана-2011.

Но без реформ финансирования образования, науки и здравоохранения не видеть нам прогресса в этих сферах. Они просто деградируют с относительно приличного уровня, искусственно достигнутого в советское время, до такого, какой обычно присущ странам нашего уровня доходов. И если достижения фундаментальной науки среднему гражданину, по большому счету, безразличны (к сожалению!), то за приличное образование и медицину придется так же, как и сейчас, платить, причем чем дальше, тем больше.

Ну, и, наконец, нельзя обойти вниманием вопрос регулирования валютного курса. Хотя по принятой нами классификации отход от жесткой привязки гривни к американскому доллару в сторону плавающего курса не является реформой в полном понимании, такой шаг имел бы важные экономические и, вероятно, политические последствия, как положительные, так и отрицательные. Но, опасаясь последних, власть и тут откладывает решительные шаги. В результате в прошлом году НБУ за второе полугодие израсходовал на поддержку курса (то есть в данном случае на самом деле на поддержку зарубежного производителя) почти 6 млрд. долл., что составляет почти четверть внешнего государственного долга Украины. Сейчас ситуация некоторым образом стабилизировалась, поскольку газ закупается фактически в долг. Но это еще далеко не конец, ведь кредиты отдавать придется.

Поэтому так же, как и во всех описанных выше случаях, рано или поздно придется либерализовать и валютный курс. Ведь когда государство пытается подавлять естественный процесс (а постепенная девальвация национальной валюты является неизбежной платой за большую по сравнению с развитыми странами инфляцию и слабую конкурентоспособность экономики) или искусственно поддерживать другие дисбалансы в экономике, то соответствующие проблемы имеют свойство скапливаться намного чаще, чем «рассасываться». К тому же люди чем дальше, тем больше привыкают к определенным условиям, которые в действительности являются искаженными и неустойчивыми, адаптируют под них свое экономическое поведение (в этом примере — берут валютные кредиты). Поэтому отложенные реформы и другие решительные меры являются более болезненными, чем своевременно проведенные. Например, по состоянию на сегодняшний день «свободный» обменный курс вряд ли был бы хоть на одну гривню ниже текущего. А за несколько лет разница может составить уже две, а то и три гривни, как это было в 2008-м.

Именно поэтому так обидно, что во многом правильные и неплохо продуманные намерения реформаторов, отображенные в программе президента, реализуются выборочно, выхолащиваются и искажаются. Существует даже мнение, что отказ от реформ — это к лучшему. Потому что те, которые воплощаются, не ведут к Храму. Хотя было бы странно, если бы было по-другому…

Балошенко, Д. Боярчук, Е. Руских, В. Дубровский, «Зеркало недели. Украина»

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Пятница, 24.11.2017

Закругление верхнее-левое

20:26Прах Хворостовского будет захоронен неподалеку от могилы Шаляпина

20:05Объявлен конкурс на должность главного архитектора Николаева

19:45В Украине подскочил курс доллара: эксперт назвал причины

19:23Игорь Плотницкий ушел в отставку

19:01НБУ запретил работать крупной сети обменников

16:22Китаец за 10 секунд дважды избежал смерти

15:49В Египте взрыв в мечети: более 50 погибших

14:35В Украине возобновили финансирование программы строительства военных кораблей

14:09И.о. мэра Николаева намерена обязать коммунальные предприятия перечислять 50% прибыли в городской бюджет

13:50Прогноз погоды на выходные: похолодает и усилится ветер

13:39В Украине назначили дополнительные поезда на новогодние праздники

13:25В Днепре активист устроил перестрелку: пострадавший получил девять ранений

12:53В Минфине планируют ужесточить критерии для получателей субсидий

12:39Нибулон строит в Николаеве новый перевалочный комплекс

12:26В Николаеве запланировали ввести мораторий на рекламу

11:48В українців буде вибір: або працювати, або отримувати пенсію, поєднувати не можна буде, — Рева

10:08Сегодня День памяти преподобного Феодора Студита, исповедника

09:37"Не примут меры — будем спать под Верховной Радой": под Одессой "сползла" дорога и ряд шикарных коттеджей

09:10Украина должна уже сейчас готовиться к переговорам о членстве - президент Эстонии

08:54«Оппозиционному блоку» угрожают чиновники Николаевской ОГА

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама