Бескрылые птицы

17.11.12 11:48Сколько просмотров этой статьи1822Сколько комментариев этой статьи0

На этой неделе произошли два знаменательных события: во-первых, оппозиция во второй раз проиграла одни и те же парламентские выборы, а во-вторых, Юлия Тимошенко второй раз была поражена в правах, хотя на этот раз не провластным судом, вершащим избирательное правосудие, а руководством собственной партии. В определенной степени оба эти события связаны.

Отказ руководства ОО от идеи невхождения в избранный парламент лишил оппозицию крупной политической игры с множеством опций ее развития. В памяти всплыл давно забытый стишок: «Если птице отрезать крылья и ноги отрезать тоже, то птица умрет от скуки, потому что... сидеть не сможет». Летать даже не пытались. Ни масштаба, ни размаха. Ни ответственности, ни практичности. Ни идеи, ни веры — ни в себя, ни в свою команду, ни в своего избирателя.

Во-первых, моральная и юридическая правота была полностью на стороне оппозиции. Ибо власть, столкнувшаяся со сложностями при формировании собственного, а значит, без коммунистов, большинства в новой Верховной Раде, сорвалась с катушек и предъявила своими действиями украинскому обществу и миру бесспорные доказательства фальсификаций результатов в ряде округов.

Во-вторых, после всей очевидности манипуляций и фальсификаций сторонники оппозиции ждали от нее не просто действий, а побед. Грозная риторика — это одно, а результат — другое. Можно убеждать, что у тебя в руках не скрипка, а автомат, но иногда нужны и доказательства этого. Последняя «победа» оппозиции, если мне не изменяет память, была зафиксирована после принятия действующего закона о выборах, который, как утверждалось, «сделал невозможным фальсифицирование народного волеизъявления». Кстати, и в тот раз (уж простите, никуда от этого не деться) против поддержки оппозицией этого закона выступили два человека — Анатолий Гриценко (публично) и Юлия Тимошенко, чье послание было спрятано под сукно.

В-третьих, кандидаты в президенты, находящиеся в стане оппозиционных сил, не могли не понимать, что власть нынче не только отрабатывает на практике технологии корректировки результатов 2015 года, но и нащупывает, как далеко может зайти в своих экспериментах. Дать достойный отпор этим попыткам три оппозиционные силы могли уже сейчас.

В-четвертых, настроение в столице было приподнятым и однозначно прооппозиционным. По «мокрым» протоколам власть потеряла 13 из 13-ти округов. Взглянув на результаты выборов, киевляне воспряли духом: «Эк мы!». По правде, многие не ожидали, что среди нас способных не продаваться окажется так много. И этот эмоциональный фактор тоже был на стороне оппозиции.

В-пятых, юридический механизм превращения новоизбранного парламента в нелегитимный существует и заключается в непринятии присяги одной третью депутатского корпуса. Штыков для этого у трех оппозиционных сил — ОО «Батьківщина», УДАРа и «Свободы» — достаточно. Даже, если учесть, что найдутся неубеждаемые, а именно — заплатившие за проезд на политбрендовых поездах и сошедшие на станции парламента. Что вы говорите? Будет работать старый парламент? Ну, так пусть работает. Вопрос — как долго? Мы же не на глобусе Украины живем, а в мире, от которого зависим. Кредиты, сделки, рынки, санкции — и все это на фоне кризиса...

В-шестых, в случае, если бы три политические силы заняли единую позицию и жестко объявили о готовности не входить в новоизбранный парламент, то значительная часть общества поддержала бы их. И, заняв эту высоту, имея за плечами войско граждан, оппозиционеры могли бы выбирать цель и добиваться ее достижения. Ну, например:

— мы зайдем в парламент, если ЦИК установит по «мокрым» протоколам честные результаты на 5 (13) округах, где путем фальсификаций победа оппозиционеров была отдана представителям партии власти либо лояльным к ней самовыдвиженцам. При этом организаторы фальсификаций должны предстать перед судом и ответить по всей строгости закона;

— мы зайдем в парламент только в том случае, если власть выпустит из тюрьмы политзаключенных;

— мы зайдем в парламент, если власть приведет в соответствие с реальными данными результаты по общенациональному округу, устранив зафиксированные сайтом ЦИК ситуации, когда количество голосов, отданных за Партию регионов, превышало количество бюллетеней, выданных на участке;

— мы не зайдем в парламент при невыполнении этих (или некоторых из этих) условий, а вы, еле дотянувшие на бреющем полете до дня выборов без повышения цен, тарифов и курса доллара, попробуйте на повторных выборах получить свои 30 процентов...

Для того чтобы так разговаривать с властью, нужно быть не мальчиком, но мужем. Но есть мальчики, которые не взрослеют, а только портятся. Лидеры не «трут», а борются. Они не назначают митинги на 10 утра, не понимая, что сказать людям и как верно использовать их энергию. Лидеры понимают, что с сильной, в медведчуковском понимании, властью можно говорить только с позиции силы. Лидеры ищут способы, как реализовать задуманное, а не причины, почему этого нельзя сделать. Лидеры не признают черту оседлости мысли. Это для лидеров: «будь реалистом — требуй невозможного».

В понимании этого, собственно, и заключается ответ на вопрос: почему Тимошенко в тюрьме. Коварная? Да. Циничная? Да. Но масштабная, харизматичная, не умеющая понимать смысл слова «невозможно» и способная превращать это слово в реальность. Попробую несколько по-иному прочесть известную фразу: предательство миллионов, совершенное оппозиционными силами, во главе с руководством «Батьківщини» — это статистика. Предательство лидера — это трагедия. И прежде всего, ее, Юлина, трагедия.

Тимошенко вздыбилась в первый же поствыборный день. В своем послании она призвала соратников бойкотировать парламент, избранный путем подкупа, админресурса и фальсификаций; созвать людей на Софиевскую площадь и не уходить с нее, пока не будут назначены перевыборы. Для того чтобы убедить побратимов в правильности именно такого алгоритма действий, Юлия Владимировна, во-первых, объявила голодовку, а во-вторых, на словах пригрозила выйти из «Батьківщини» в случае, если ее план не будет реализован. Тогда лидерам оппозиции план показался неоправданно радикальным: партийный результат оказался меньше запланированного, но больше ожидаемого; Киев неожиданно и несказанно порадовал поддержкой мажоритарщиков; день голосования прошел без ярких и массовых нарушений со стороны власти; видимых оснований для подъема, не то что волны, а даже ряби народного гнева, не просматривалось. Арсений Яценюк и Александр Турчинов срочно вылетают к Юлии Владимировне, уговаривать ее отказаться от неоправданно радикального плана действий. На это они имеют мандат от всего Совета оппозиции. По их словам, Тимошенко восприняла аргументы. Но голодовку не прекратила.

Тем временем Остапа, то есть власть, понесло. Беспредел, творящийся в округах и заполнивший эфиры, уже нельзя было списать на борьбу самовыдвиженцев, вложивших миллионы в подкуп избирателей. В дело вступил «Беркут», продемонстрировавший президенту новую грань лояльности и эффективности главы МВД, и суды, которые частью президентской власти не считают только школьники, приступившие к изучению «трех ветвей». У оппозиционеров-победителей отбирали викторию просто путем перебивания цифр на сайте ЦИК. Ни «мокрые» протоколы, ни 4—12-тысячная разница в голосах с конкурентом не принимались во внимание ни судами, ни Центральной избирательной комиссией. «Они могут вырвать или украсть медали, но от этого они не станут олимпийскими чемпионами», — написала Юлия Тимошенко в своем воззвании к побратимам. Это воззвание она передала Турчинову и Яценюку через несколько дней после их писмейкерской встречи в больнице. В обращении она твердо призвала бойкотировать парламент, защищать результаты, собирать людей. Тимошенко вернулась к истокам, к своей первоначальной позиции. Но об этом никто не узнал. Даже во время встречи Совета ОО «Батьківщини», представителей УДАРа и свободовцев на вопрос Ирины Геращенко: «А какова позиция Тимошенко?», ей ответили, что на момент встречи в больнице Юлия Владимировна посчитала необходимым зайти в парламент и с этих позиций вести борьбу с властью. А стопочка бумаг, исписанных крупным почерком, и лежавшая в этот момент на столе перед Турчиновым, не могла кричать высоким и сорванным голосом: «Это не так! Это неправда!». Хуже другое — ну а если бы могла? То что бы изменилось? Во время многочасовых переговоров трех оппозиционных сил, в присутствии всех собравшихся, состоялось несколько телефонных разговоров Александра Турчинова и Арсения Яценюка с Сергеем Власенко. Адвокат требовал предания гласности позиции Тимошенко. Пользователи ее бренда объясняли, почему этого нельзя делать. Эмоции били через край. В результате Власенко, «руками объяснив, что мальчика зовут Хуан», отправился к своей подзащитной за дополнительными инструкциями, а лидеры невласти, на самом деле уже прекрасно понимая позицию Тимошенко, выступили с совместным заявлением, отказавшись от идеи бойкота парламента. О позиции Тимошенко избиратели «Батьківщини» так и не узнали. Дело было сделано.

Это уже потом были хороводы вокруг больницы и разговор Тимошенко с Кожемякиным и Сасом; это уже потом Кожемякин объявил, что Тимошенко поддержала «заявление трех»; это уже потом он же на первом заседании фракции «Батьківщини» заявил, что в поддержке Тимошенко были нюансы, о которых он доложит руководству фракции; это уже потом фракция делегировала семерых переговорщиков, призванных принять участие в рабочей группе по подготовке первого заседания новой ВР и разделе постов в ней; это уже потом, по настоянию Власенко, Кожемякин вынужден был сообщить фракции, что Тимошенко согласилась с обнародованным «заявлением трех» от безвыходности и потребовала не входить в руководящие органы Верховной Рады, дабы не брать на себя ответственность за происходящее в стране; это уже потом Турчинов поставил на голосование во фракции идею невхождения в парламент и получил два голоса «за»: Сергея Власенко и Анатолия Гриценко.

Что касается Гриценко, то он из тех, кого измена принципам пугает гораздо больше, чем нахождение в меньшинстве. Человек, первым в Советской армии выведший свою парторганизацию на Демплатформу, не оглохнет от клацанья молочных зубов. А вот с Юлей... С Юлей сложнее. Какое бы решение она ни приняла — проглотить публичное игнорирование ее позиции или сопротивляться ему, — ее влияние на украинскую политику, похоже, закончилось. Ее мнение по стратегически важному вопросу не было учтено ее же командой. Тимошенко де-факто перестала быть лидером оппозиции, а Яценюк им по факту и не стал.

Юля не смогла заставить оппозицию летать. Этого не смог сделать и народ. Но надежда есть, и имя ей — Янукович. Возможно, страх быть сбитой еще на земле поможет оппозиционной силе подняться в небо. Ну, после того как рассядутся в парламенте…

Юлия Мостовая «Зеркало недели. Украина»

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Вторник, 23.07.2019

Закругление верхнее-левое

21:10Названы самые дорогие спортивные клубы мира

17:17На Николаевском судостроительном заводе погасили многолетние долги по зарплате

16:30СБУ провела спецоперацию на Николаевской таможне

15:22В Николаеве покажут арт-фотографии Myph gallery and school

14:36Необычно и традиционно: как называют своих детей николаевцы

13:53Зеленский по итогам выборов провел переговоры с президентом Литвы

13:04Заболеваемость корью в Украине упала до минимума

12:19Сборная Украины по баскетболу узнала своих первых соперников на чемпионате Европы-2021

11:54Эксперты назвали продукты, ускоряющие старение

11:15СНБО развеяло слухи о разблокировке соцсетей ВКонтакте и Одноклассники

11:02Зеленский наградил стипендиями николаевских паралимпийцев

10:33Выборы в Раду: Батькивщина вышла на третье место

10:02Ученые скоро начнут испытания первой в мире вакцины от ВИЧ

09:29Стало известно, сколько дней украинцы будут отдыхать в августе

09:00На Донбассе за сутки ни одного обстрела

08:40Курс валют 23 июля

08:28Народный календарь: Антоний Громоносец

08:16Погода на 23 июля

08:01Волкер на этой неделе приедет в Украину

07:55Выборы в Раду: ЦИК обработал 90% протоколов

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама