Потерянное время, или Украина в поисках национальной солидарности

20.01.13 14:32Сколько просмотров этой статьи1331Сколько комментариев этой статьи0

22 января — знаковый день в истории нашего государства. 95 лет назад был принят IV Универсал Украинской Центральной Рады (окончательная редакция обнародована 25 января 1918 г. на заседании Малой Рады), которым УЦР наконец-то взяла на себя смелость объявить Украину независимой державой.

Также 22 января (все даты поданы по новому стилю. — С.М.), уже в 1919-м, на Софиевской площади в Киеве состоялось торжественное провозглашение Акта Злуки — объединения двух государственных образований: Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики.

Украинская революция 1917—1921 гг. прошла несколько этапов. Об этом периоде написано много томов литературы. Попытаемся и мы разобраться в причинах ее поражения, зачастую неизбежных, на которые редко обращают внимание и сегодня, акцентируя внимание в дни юбилеев только на "судьбоносности" этих важных для дальнейшей истории страны событий. А тем временем их подготовка и развитие проходили в ситуации большевистской агрессии. И носили они, скорее, символический характер. Даже Симон Петлюра об Акте Злуки позже писал: "Фактически идея Соборной Украины была фразой".

…Победа Февральской революции в России дала импульс процессу национального возрождения на нашей земле, приостановленному великодержавной политикой царизма после поражения Русской революции 1905—1907 гг. 20 марта 1917 г. в Киеве была создана Украинская Центральная Рада (УЦР) во главе с Михаилом Грушевским, объединявшая "украинские организации на основе общих требований: территориальной автономии Украины с государственным украинским языком". Однако, как писал известный историк Исидор Нагаевский: "Революция 1917 г. застала Поднепровье искалеченным духовно, культурно, национально... Только крестьянская масса оставалась украинской, а все остальные классы были денационализированы... большинство населения украинских городов — это был пришлый, неблагосклонный к нам элемент". Украинская революция сразу же столкнулась с большой опасностью: городу были чужды идеи национального возрождения.

Известно, что революции побеждают в столицах. Ярким подтверждением этого является и Великая Французская революция 1789 г., и Февральская и большевистская революции 1917 г., и недавняя Помаранчевая революция в Украине. Для русифицированных пролетариев и буржуазии больших городов (Киев не был исключением), государственная независимость Юго-Западного края бывшей Российской империи была неприемлемой и вызывала, как минимум, недоверие. Но лидеры УЦР, а со временем и УНР, даже не пытались найти общий язык с горожанами. И к тому же абсолютное их большинство исповедовало социалистические взгляды, играя на одном поле с большевиками. Но, как писал Дмитрий Донцов, "природа любит экономию: когда Украина устами своих революционных лидеров хотела делать то же самое, что и Россия, то оказалось, что публика предпочитает оригинал, а не бездарный плагиат".

"Та революция чего-то стоит, которая умеет защищаться" — эти известные слова Владимира Ленина, "железом и кровью" воссоздавшего Российскую империю, но уже "красную" и практически в ее границах (за исключением стран Прибалтики, Финляндии и части Польши, "отпущенных на волю"), так и не стали путеводными для лидеров Украинской Центральной Рады, а со временем и Украинской Народной Республики. Ленин бросил все силы на создание боеспособной Красной армии. А вот какой ответ получил боевой офицер, полковник Виктор Павленко, приступивший к формированию гвардии, в секретариате УЦР в конце 1917 г.: "Армия была до сих пор и будет в дальнейшем орудием господствующих классов в их борьбе против крестьянства и рабочего класса". Вскоре был расформирован 1-й Украинский корпус (40 тыс. вышколенных, хорошо вооруженных воинов), которым командовал будущий гетман Павел Скоропадский. Еще в октябре—ноябре 1917 г. в распоряжении УЦР только на территории Украины было несколько сотен тысяч солдат и офицеров из украинизированных частей. Все это происходило во время тотальной войны в Европе, когда дело решали не переговоры и болтовня, а пушки.

А уже 29 января 1918 г., через неделю после помпезного провозглашения IV Универсала, оказалось, что защищать Киев от большевистских "орд Муравьева" (около 5600 солдат и матросов), которым под станцией Круты противостояли всего 420 солдат и студентов, практически некому. А ведь именно в эти дни верные УЦР воинские части сломили сопротивление защитников завода "Арсенал" и красногвардейцев, поднявших восстание в ряде районов Киева. Однако многие украинизированные части или занимали нейтральную позицию, или же становились на сторону большевиков. 8 февраля, после нескольких дней тяжелых боев и артиллерийских обстрелов, город оккупировали красные, которые начали настоящую охоту на украинцев. За несколько дней кровавой вакханалии погибли свыше 5 тыс. человек. Правительство УНР поспешно эвакуировалось в Житомир. 9 февраля в Бресте (Брест-Литовске) был подписан мир между УНР и кайзеровской Германией, а также императорской Австро-Венгрией. Советские войска покинули украинские земли, но вместе с правительством УНР в Киев вошли немецкие и австро-венгерские части. Берлин и Вена, прежде всего, думали о том, как обеспечить продовольствием свое население и природными ресурсами — собственную умирающую экономику.

Известный политик и публицист, основоположник украинского интегрального национализма Дмитрий Донцов в "Підставах нашої політики" дал емкую и весьма точную характеристику универсалов Украинской Центральной Рады, которые из-за незрелости лидеров и их "безголів'я" так и не стали цементирующей основой государственности: "Первый Универсал (от 23.07.1917 г. — С.М.) издан под давлением масс, третий — вследствие падения правительства Керенского, четвертый — вновь против воли Рады. Мир в Бресте—Литовском и приглашение немцев также были вынужденными. Во внешнюю политику не внесла Рада какой-либо организующей, ясной для массы идеи. В политике внутренний она ограничила свою задачу торможением революционной энергии нарождающегося национализма. Бесконечно оглядываясь на Петербург, она отучала массы смотреть на Киев как на независимый центр политической воли".

Попытки социалистических лидеров УНР даже в условиях оккупации страны войсками Центральных государств продолжать свой курс вызвали мгновенную реакцию: в Педагогический клуб под командованием генерала Ватцдорфа вошли немецкие солдаты. Они разогнали марионеточное "правительство" и арестовали часть "высокопоставленных" его членов, которые только что приняли Конституцию, а перед этим ввели денежную единицу — гривню и утвердили государственную символику... Напрашивается аналогия с матросом Железняковым, который, распуская 19 января 1918 г. Учредительное собрание в Петрограде, сказал депутатам: "Прошу прекратить заседание! Караул устал и хочет спать!".

29 апреля, при содействии оккупантов, к власти в Киеве пришли правоконсервативные силы во главе с Павлом Скоропадским.

Провинция не восприняла фактической реставрации монархии в лице поддерживаемого кайзеровскими штыками опереточного гетмана. Да, он пытался навести порядок в "демо-социалистическом хаосе", неожиданно много сделал в сфере украинской культуры и науки. Но опирался на русскоязычные интеллигенцию и офицерский корпус, а также на помещиков и зажиточное крестьянство, что и привело к неизбежному альянсу с "великодержавниками-единонеделимцами" в условиях поражения в ноябре 1918 г. Германии и Австро-Венгрии. 14 ноября была обнародована Федеративная грамота о союзе с "белой" Россией. Дмитрий Донцов, ранее поддерживавший П.Скоропадского, писал: "Вопрос государственной независимости является вопросом не тактики, а основополагающим".

Антигетманское восстание, охватившее уже все Поднепровье (оккупанты отправляли в села карательные отряды, конфисковывали землю и урожай), привело к власти Директорию УНР. Новая старая власть попыталась найти общий язык с Антантой. Но победители в Первой мировой не воспринимали социалистическое правительство Директории, с опасением смотрели на атаманщину и анархию на наших землях. На карте Европы в рамках Версальской системы они не планировали такого государства, как Украина.

Бесконечные дискуссии среди членов украинского правительства приводили впоследствии к сатирическим ситуациям. Уже в конце января 1919 г., сразу после провозглашения Акта Злуки УНР и ЗУНР, правительство Директории УНР в ответ на второе наступление большевиков, казалось, совсем не понимало, что же происходит на самом деле, и катастрофически медлило с отпором агрессору. И вновь с федералистских позиций пыталось с ним "договариваться", хотя настоящая цена обещаний визави была хорошо известна. Ответ с севера был в духе того времени...

Практически через неделю после помпезного парада под несмолкаемые возгласы "Слава!" на Софиевской площади деморализованная большевистской агитацией и дезертирством украинская армия без боев оставила Киев.

Впереди были почти три года гражданского противостояния. Как пишет Станислав Кульчицкий, "противостояние политических сил, формировавшихся по национальным или социальным признакам, иногда создавало весьма странные комбинации союзников... Демагогия и популизм обманчивых большевистских лозунгов сработали одинаково успешно и в русской, и в украинской среде. Именно поэтому большевики победили как белогвардейцев, так и националистов".

Среди причин поражения Украинской революции 1917—1921 гг. назовем такие:

— слабая социальная база УНР, правительство которой опиралось практически исключительно на сельский пролетариат и самые низшие слои интеллигенции, практически полностью игнорируя работу как с крупными землевладельцами и зажиточными крестьянами, так и с городскими пролетариатом и интеллигенцией, которые были преимущественно русскоязычными, и, в основном, враждебно относившимся к Украинскому государству;

— игнорирование того факта, что любому государственному механизму необходима регулярная армия, которая должна не на словах подчиняться правительству;

— социалистическая и даже пророссийская ориентация практически всех лидеров, их поразительная некомпетентность в решении безотлагательных вопросов государственного строительства;

— партии и группы национал-демократического направления находились на маргинессе политической жизни;

— низкое национальное сознание народных масс;

— неопытность, низкий профессиональный уровень членов правительства, нехватка квалифицированных кадров.

Абсолютно все лидеры Украинской революции (М.Грушевский, В.Винниченко, С.Ефремов, Н.Шаповал и даже С.Петлюра) на начальном ее этапе даже и в мыслях не ставили задачу построения независимого государства. Они занимали "малороссийские" позиции кургузой национально-культурной автономии в составе демократической России даже тогда, когда у власти в Петрограде уже несколько недель находились большевики. Слова из принятого 23 июня 1917 г. Первого Универсала "не одділяючись від усієї Росії, не розриваючи з державою Російською" стали путеводителем для социалистических руководителей УЦР на долгие месяцы. Время было потеряно бесповоротно. Они так и не осознали, что российский империализм в любом подобии (царском золотопогонном, "республиканском" или большевистском) преследует тождественные цели — восстановление великой империи.

На пути национальной солидарности "выиграла Польша, где межпартийные распри и разногласия в социальных вопросах отступили перед угрозой полной потери независимости от России. Попытки национальных социалистов стать во главе неспокойного украинского общества под лозунгами социальной справедливости, чтобы на волне мощного крестьянского движения завоевать также и независимость, оказались неэффективными. Эту нишу захватили коммунисты... Национальная солидарность — это как любовь и как деньги: или же она есть, или ее нет. В Украине ее не было", — пишет в "Червоному столітті" академик НАН Украины Мирослав Попович.

Добавим, национальная солидарность победила также в новообразованной Чехословакии во главе с профессором Томашем Гарригом Масариком, в Финляндии, где барон шведско-немецкого происхождения Карл Густав Маннергейм стал лидером наций, и в трех странах Прибалтики. Сказать, что Украина находилась в худшем положении, можно только с оговорками. Так, Украина стала ареной Первой мировой войны и многих разнообразных конфликтов, которые нельзя однозначно квалифицировать как "гражданская война" или "национально-освободительное движение". Шанс был, но национально сознательная элита оказалась немногочисленной, а лидеры Украинской революции — смотревшими в прошлое фантазерами. Они катастрофически не отвечали вызовам времени.

Сергей Махун, Зеркало недели

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Суббота, 16.12.2017

Закругление верхнее-левое

21:07Яма-убийца: в Николаеве погиб мужчина, оступившись на приямок

20:49В Испании умерла самая старая жительница Европы

20:26В Закарпатской области началась эвакуация

20:11В британском издании заменили Молдову Приднестровьем на карте Европы

19:47Эммануэль Макрон празднует 40-летний юбилей в королевском стиле в замке Шамбор

19:32Новые правила поведения и штрафы на новогодние праздники

19:13Любимый 3-е суток пытал женщину, посадив на цепь. Видео

18:37Савченко сам заплатит 1000 евро за встречу с собой на благотворительном аукционе свиданий

18:17Печатные СМИ в Николаевской области ещё живут

18:00В США началось новое расследование в отношении режиссера Полански

16:52Тренеры баскетбольной суперлиги включили центрового МБК «Николаев» Кушнирова в сборную тура

15:56В Николаеве будет прекращено движение троллейбусов

15:33На Закарпатье подтоплены автотрассы и сотни домов

15:27В Николаеве появились первые елки с поддельными бирками

14:50Канадский миллиардер и его жена найдены мертвыми в Торонто

13:43Франция призвала РФ повлиять на боевиков для прекращения огня на Донбассе

13:05За неделю в Николаеве родилось 84 малыша

12:54ГСЧС предупреждают о паводках в Украине

12:36«Интер» покажет первый титульный бой украинского спортсмена Дениса Беринчика

11:40В Николаеве обнародован пофамильный список кандидатов на ключевые должности городской власти

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама