Мирослав Попович: Мы плохо формулируем то, что нас объединяет и что нас разъединяет

23.01.13 16:18Сколько просмотров этой статьи990Сколько комментариев этой статьи0

День Соборности отмечает Украина 22 января - в день провозглашения Акта воссоединения УНР и ЗУНР, которое состоялось в 1919 году на Софийской площади в Киеве.

О празднике Соборности, проблемах независимой Украины - беседа корреспондента УКРИНФОРМа с участником Инициативной группы "Первого декабря", директором Института философии НАН Украины академиком Мирославом Поповичем.

-- Мирослав Владимирович, имеет ли Украина, разные части которой наши политики делят и противопоставляют, шанс стать действительно соборным государством?

-- Соборность будет достигаться мерой того, как будет укрепляться демократия в нашей стране, ибо речь идет не о том, что есть какие-то давние обиды, болезни, беды, которые разделяют нашу страну, разрывают ее на куски. Такого нет, и никто никого не эксплуатирует.

Это - вопрос политики. Это вопрос, который должен решаться на политической основе, то есть на основе таких структур, которые позволили бы эти скрытые и невыраженные человеческие надежды, боли и подозрения сделать открытым фактом политического обсуждения. А это бывает тогда, когда есть справедливость, есть суд, есть политические партии, есть общественные организации, есть, наконец, демократическое государство. Хотя, я думаю, о демократическом государстве нам еще рано говорить.

-- День Соборности. Этот день одинаково весомый для наших граждан на Востоке и на Западе? Почему он по-разному воспринимается?

-- Я сказал бы Вам честно, положа руку на сердце, что когда мы выходили на живую цепь (символическая акция, организованная НРУ 21 января 1990 года, когда около трех миллионов граждан взялись за руки, соединив Львов и Киев в день 71-годовщины Воссоединения УНР и ЗУНР. - Авт.), то речь шла, собственно, не столько о налаживании отношений между Востоком и Западом, Севером и Югом, сколько о демонстрации воли людей к демократии и независимости. Это, в сущности, и есть соборность. Мыслилось не просто так: обнимемся, братья, и вспомним, что мы все из одного гнезда вышли, - а соборность мыслилась как общая преданность делу, которое этого стоит.

Сегодня это празднование не имеет какого-то четкого адресата. И мне сложно себе представить, чтобы я вот сидел с друзьями и поднимал тост за единство Востока и Запада. У меня друзей много есть и во Львове, и в Луцке, и в Луганске, и в Одессе. Я не различаю людей по их месту жительства, а они меня. А по другим критериям. И вот по этим критериям - преданности демократии, свободе, справедливости - необходимо строить единое соборное государство.

-- Но ведь всё-таки, наверное, внутреннее ощущение соборности у нас есть, его не может не быть в независимом государстве. Во всяком случае, хочется в это верить.

-- Тут легко сказать, что оно есть, и это правда. Особенно это чувствуется, когда мы оказываемся где-то за границей и увидим земляка. Но есть большая проблема. Мы плохо знаем свою историю. Мы плохо знаем свою культуру. В нашей культуре сливались разные потоки в единую реку. Там были и поляки, и евреи, и россияне, но, в конечном итоге, больше украинцев. Были украинцы, которые писали на русском. Я не только Гоголя имею в виду, Короленко и других писателей. Но еще и людей науки, которые иначе и не могли писать в царский период... Мы не имеем образа Украины, который каждый должен носить в себе.

Видите, политическая нация - это всё-таки сугубо формальная вещь. Человек, который прожил в Украине всю свою жизнь, имеет другой культурный запас, чем человек, который закончил школу, а потом университет где-нибудь в Поволжье...

Мы плохо отождествляем с Украиной ну хотя бы того же Гоголя, которого я вспомнил. Чем Гоголь характерный как украинский культурный деятель? Не только «Сорочинской ярмаркой» или «Ночью перед Рождеством». Украинский след формулировал его видение мира, даже когда и слова ни одного не было об Украине. Его «Петербургские повести» увидены именно южанином казацкого рода, который Петербург почувствовал так, как никто другой не мог почувствовать.

Я хотел бы, чтобы эта украинскость была у нас более выразительной, ибо, к большому сожалению, история складывалась так, что мы говорили и писали на разных языках, на разные темы и зачастую - не слыша друг друга.

-- Вы заговорили о Гоголе, о том, что его украинскость выразительно прослеживается во всём его творчестве. И я не могу удержаться от вопроса. Считаете ли Вы Гоголя украинским писателем, или однозначно мы можем отдать его России?

-- Я сказал бы, что, конечно, Гоголь - русский писатель. Более того, он - один из творцов модерной русской прозы. Он в большей степени русский прозаик, чем, скажем, Пушкин, ибо гоголевские прозаичные произведения литературно более совершенные, чем пушкинская проза. Но речь идет о том, что он, во-первых, имел украинские корни - это не просто биографические данные, а это определенное воспитание, которое существовало с деда-прадеда, это украинское системное образование того времени. Мы можем разобрать его образы с этой точки зрения и засвидетельствовать, что он является продуктом украинской культуры. А во-вторых, в первую очередь благодаря Гоголю мир узнал о существовании Украины. Тарас Бульба был той фигурой, которая открыла целую серию образов. И первые фильмы о Тарасе Бульбе были поставлены во Франции и открыли - и сегодня продолжают открывать - французам не просто литературный образ, а целую страну.

-- В отношении украинцев как нации. Насколько она однородная? Мы действительно разные, или это разделение по регионам является условным, искусственным?

-- Украина в культурно-политическом плане очень разнообразная. Она, наверное, этим больше всего выделяется среди государств Европы. Хотя, с другой стороны, есть классический образец - Германия, которая делится на земли, очень отличающиеся между собой. Я не говорю уже об Италии, а также об Испании, за которой мы все сейчас наблюдаем, и где Каталония, оказывается, - совсем не Испания или не совсем Испания.

Короче говоря, ничего странного нет в том, что культурная и политическая нация имеют разный вид и выражение лица. В этом отношении, наверное, есть и более гомогенные нации и менее гомогенные.

Хотя проблемы, собственно говоря, у нас одинаковые - что на Донбассе, что во Львове. Они иначе рассматриваются, но они в сущности те же. Я уже не говорю о проблемах с зарплатой, которые везде одинаковые.

Но что касается политического самочувствия, то есть ощущение заброшености - есть такой экзистенциалистский термин в философии - из-за того, что те проблемы, те боли, которые мы ощущаем, не артикулированы. Они не имеют ясного политического выражения и из-за этого кажутся совсем другими что во Львове, что в Донецке - раз мы уже так привыкли брать эти города за вопиющие примеры неодинаковости.

Вопрос заключается в том, что мы плохо формулируем то, что нас объединяет и что нас разъединяет, когда мы собираемся и начинаем говорить на политические темы. И я вспоминаю в связи с этим разговоры вокруг так называемого универсала, который был подписан и остался без последствий. (Универсал национального единства был подписан 3 августа 2006 года. - Авт.). Имеем отсутствие общей темы, отсутствие четко сформулированной базы, ясности. Скажем, в вопросе партнерства: на что партнёры никогда не пойдут - ни за какие деньги! - или на что они не должны пойти ни за какие деньги.

Это должно быть выражено и записано, чтобы формализировалась альтернатива нашему современному поведению.

-- Кто должен это сделать - это должно прозвучать с мест или, скажем, Инициативная группа "Первого декабря" может это сформулировать?

-- Это должно прозвучать с мест. Инициатива "Первого декабря" не имела целью формулировать такие позиции, которые вслух, открыто никто не будет отрицать. Это не дело какой-то отдельной общественной организации. Но это нужно, ибо когда собираются представители разных политических партий, например, в Верховной Раде, они должны знать, на какой поступок они никогда не пойдут.

К слову, я не от всех политических сил слышал заявления о том, что их партия никогда не будет выступать против независимости Украины. Помню, после каких-то выборов один из лидеров коммунистов в разговоре со мной сказал, что нам нужно было четко выразить свое отношение к независимости. И это же не проблема. Но есть такие политические силы, которые играют и прячут свою четкую и ясную позицию по этому поводу.

Или другое. Раз и однозначно должны заявить свою позицию все партии, которые называют себя патриотическими, что они никогда не будут поддерживать ксенофобских - антитатарских, антиеврейских, антипольских и других - позиций.

И это, собственно говоря, путь к решению каких-то коллизий. Потому что часто люди отдают свои голоса таким партиям, которые вслух не говорят о том, что они хотят, а отделываются какими-то намеками, спекулируя на таких нехороших чувствах.

Я не знаю, насколько эти мои подозрения либо пожелания обоснованы. Возможно, я ошибаюсь. Возможно, это не играет такой важной роли. Но я хотел просто выразить своё беспокойство по поводу того, что у нас раздражение и ненависть, которая доходит до драк, охватывает верхушку политического айсберга, а внизу - какие-то неартикулированные, какие-то неясные, смутные обвинения и надежды.

-- И определенные территориальные комплексы...

-- Так, скажем, почему есть определенное недоверие к киевлянам, к Центральной Украине на Донбассе? Потому что - я говорю в данном случае не об интелегенции, не о политических лидерах, а о рядовом избирателе, с которым мне приходилось встречаться, - есть такое мнение, что на Донбассе работают, "вкалывают", а тут - ничего не делают, только где-то торгуют, куда-то ездят...

-- Мирослав Владимирович, сейчас много говорится о федерализации Украины. Насколько это реально? Не является ли это угрозой единства государства?

-- Это возможно, ведь для того, чтобы быть федеративным государством, не обязательно базировать его на национальных округах. Скажем, США, та же Германия, являются федеративными государствами. В принципе, выбор модели - либо федеративная, либо унитарная - не равноценный выбору национальной ориентации. Можно иметь федеративный строй и при этом иметь монолитную в национальном отношении страну.

Но дело заключается в том, что у нас такой путь может привести к развалу государства. Потому что сегодня есть много проблем, которые сразу же обострятся, как только мы пойдем по пути федерализации. Лучше всего это видно на примере закона о языках, который был принят в прошлом году, и последствиях подобного рода законов.

-- Так нам нужно остерегаться федерализации?

-- Нужно остерегаться. Потому что это просто сорвет нам процесс консолидации, который был описан выше как соборность, приведет к нарушению Конституции, а значит к возможным конфликтам, о которых лучше на ночь не вспоминать.

Беседу вела Валентина Пащенко, УКРИНФОРМ

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Пятница, 22.09.2017

Закругление верхнее-левое

20:58Женщина подожгла себя после застолья в Николаевской области

20:38Лесной пожар уничтожает территорию в 70 га на Харьковщине

20:13101 малюк народився в Миколаєві за минулий тиждень

19:59На Бали активизировался вулкан Агунг

19:48Приговор журналиста Семены хотят обжаловать

19:24МФК «Николаев» не может победить в шести матчах подряд

19:11Хотел сдать бомбу на метал и подорвался

18:58Мужчина, который заколол брата из-за водки, пойдет под суд

18:4037 пешеходных переходов Николаева уже оборудовано LED-освещением

18:13Рапиристка из Николаева Алина Полозюк - призер чемпионата Украины среди юниоров

17:59Электрик воровавший счетчики

17:49Молодежка "Динамо" забила девять голов "Вересу"

17:34Почему линзы опасны для здоровья

17:09Новые полномочия николаевских патрульных

16:59Депутат рассказал о кулуарных договоренностях в Раде

16:45В Николаеве задержали мужчин, которые делали наркотические закладки во дворах

16:29Во Львове 12-летняя девочка родила ребенка

16:16В США учительница проиграла школьные деньги в казино

15:54Луценко высказал нардепу Довгому подозрение

15:31Ремон Варваровского моста "влетит в копеечку"

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама