Рентген русской революции

03.01.15 15:22Сколько просмотров этой статьи1537Сколько комментариев этой статьи0

Путинская агрессия против Украины (или общее ухудшение дел в стране вследствие западных санкций и падения цен на нефть) «разбудила» сонных российских интеллектуалов. И те, не успев продрать глаза, завопили со страстностью выпрыгнувшего из ванны Архимеда:

«Благодаря ему (Путину – ред.) у Украины появилась армия, национальная идея и целый сонм героев, а у России – пьянящее ощущение пожить так, как нравится, – пусть недолго, зато по максимуму, на все 1000%. БЛАГОДАРЯ ПУТИНУ МЫ ВСЕ СТАЛИ НАСТОЯЩИМИ – МЫ СТАЛИ ИМЕННО ТЕМ, ЧЕМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛИ, А НЕ ТЕМ, ЧЕМ КАЗАЛИСЬ...».

Эту инвективу довольно известного московского политолога Андрея Окары запостил в «Фейсбуке» кто-то из моих «френдов». Спорить с маститым автором не приходится, однако решительно удивляет этот аффект первооткрывателя. То, что Окаре открылось только что, великий российский историк, социолог и этнограф М.Е Салтыков-Щедрин скрупулезно описал за полтора столетия до него. Причем сочинения Михаила Евграфовича даже при советской власти не были запрещены, а отдельные его труды даже были включены в школьные программы (почему-то, по литературе). Надо думать, потому, что их любил цитировать «вождь мирового пролетариата».

Ленин назвал Льва Толстого «зеркалом русской революции». Но если Толстой – зеркало, то Салтыков – это рентген или, ближе к нашему времени, томограф выше помянутой «революции». Он даже появление в России коммунизма провидел:

«В то время (начало ХІХ века – ред.) еще ничего не было достоверно известно ни о коммунистах, ни о социалистах, ни о так называемых нивелляторах вообще. Тем не менее нивелляторство существовало, и притом в самых обширных размерах. Были нивелляторы «хождения в струне», нивелляторы «бараньего рога», нивелляторы «ежовых рукавиц» и проч., и проч. Но никто не видел в этом ничего угрожающего обществу или подрывающего его основы. Казалось, что ежели человека, ради сравнения со сверстниками, лишают жизни, то хотя лично для него, быть может, особливого благополучия от сего не произойдет, но для сохранения общественной гармонии это полезно, и даже необходимо. Сами нивелляторы отнюдь не подозревали, что они – нивелляторы, а называли себя добрыми и благопопечительными устроителями, в мере усмотрения радеющими о счастии подчиненных и подвластных им лиц...»

Кто скажет, что это не о наставшем спустя полвека российском коммунизме, пусть первым бросит камень в Петра Николаевича Симоненко. Если случайно встретит его на улице.

Как истинный ученый, Салтыков изучал современное ему российское общество в историческом аспекте, углубляясь в те времена, когда «ни вероисповедания, ни образа правления эти племена не имели, заменяя все сие тем, что постоянно враждовали между собою». И далее любопытнейший штрих: «Заключали союзы, объявляли войны, мирились, клялись друг другу в дружбе и верности, когда же лгали, то прибавляли «да будет мне стыдно» и были наперед уверены, что «стыд глаза не выест». Таким образом, взаимно разорили они свои земли, взаимно надругались над своими женами и девами и в то же время гордились тем, что радушны и гостеприимны». Такое впечатление, будто какой-нибудь «Левада-Центр» сделал срез нынешнего российского общества.

Сервилизм российского общества тоже находит объяснение у автора: «С одной стороны... умственному взору представляется сила, подкравшаяся издалека и успевшая организоваться и окрепнуть, с другой – рассыпавшиеся по углам и всегда застигаемые врасплох людишки и сироты. Возможно ли какое-нибудь сомнение насчет характера отношений, которые имеют возникнуть из сопоставления стихий столь противоположных?»

Но, кроме этого столкновения двух «стихий», случившегося где-то в глубине времен, ученый обращает внимание на метод, использовавшийся первой «стихией» в отношении второй: «В основании его лежат темные виды на человеческую эксплуатацию, которая, как известно, ничем так не облегчается, как нахождением масс в состоянии бессознательности».

Это уже – «Благонамеренные речи».

«Устраните из жизни простеца элемент бессознательности, и вы увидите перед собою человека, отданного в жертву непрерывному ужасу. Ужас – ввиду безрадостности существования, со всех сторон опутанного обузданием, и ужас же – ввиду угрызений, которые необходимо должны отравить торжество немощной плоти над бодрым духом... Ясно, что при такой обстановке совсем невозможно было бы существовать, если б не имелось в виду облегчительного элемента, позволяющего взглянуть на все эти ужасы глазами пьяного человека, который готов и море переплыть, и с колокольни соскочить без всякой мысли о том, что из этого может произойти».

Но и существование российского правящего класса лишено какой бы то ни было осмысленности (далее уже – «Господа ташкентцы»):

«Митрофаны не изменились. Как и во времена Фонвизина, они не хотят знать арифметики, потому что приход и расход сосчитает за них приказчик; они презирают географию, потому что кучер довезет их куда будет приказано; они небрегут историей, потому что старая нянька всякие истории на сон грядущий расскажет. Одно право они упорно отстаивают – это право обуздывать, право свободно простирать руками вперед.

...Митрофан плохой теоретик; он не любит ни анализировать, ни обобщать и упорнее всего отворачивается от самого себя. Если б вчерашний день был в свежей памяти, он, быть может, стоял бы укором или, по малой мере, поучением. Но так как вчерашнего дня нет, так как последовавшая за ним ночь принесла за собой хмельное забвение всего прошлого, то нет места ни для поучений, ни для укоров. Представьте себе пропойца, который встает с постели с разбитым лицом, с угнетенною винными парами головой, весь подавленный чувством тупого самоотсутствия, которое не дает ему возможности не только что-нибудь ощущать, но просто даже разобрать, где он и кто он. Если б этот человек мог помнить, если б он мог ясно представить себе все подробности безобразий прошедшего дня, быть может, тут произошла бы потрясающая драма. Но так как он ничего не помнит, ничего себе не представляет, то чувствует только одно: гнетущую потребность опохмелиться. Удовлетворивши этой потребности, он снова возвращается к вчерашнему дню, но не для того, чтоб анализировать, а для того, чтоб воспроизвести его с буквальною точностью. В этой безнадежной картине заключается единственно возможное объяснение всего Митрофанова существования».

Можно ли найти лучшее обоснование удивительного желания нынешней российской «элиты» воспроизвести вокруг себя, одновременно, и СССР, и Российскую империю, а с недавних времен – обзавестись собственной Храмовой горой в окрестностях разоренного Владимиром Киевским Корсуня?

«Для Митрофана не существует ни опыта, ни предания, ни возможности делать какие-либо умозаключения, потому что всякая настоящая минута его жизни без остатка вытесняется следующею минутою. Его наглость не есть наглость, легкомыслие не есть легкомыслие. Это сейчас родившийся, и притом совершенно порожний, человек, об которого, как о каменную скалу, разбивается принцип вменяемости».

Сегодня мы слышим о некой особенной духовности россиян и готовности их поразить мир небывалым открытием в этой загадочной сфере. И только их нежелание заглянуть в собственные анналы мешает им удостовериться, что некое «новое слово» они силятся произнести как минимум со времен Николая «Палкина» – и все как-то не сподобятся:

«Известно, что ничто так не окрыляет фантазию, как отсутствие фактов. Нет фактов, – значит, есть пустое пространство, не ограниченное никакими межевыми признаками, которое можно населить какими угодно привидениями. Поэтому, как только Митрофан вступает на почву упований, он делается смел до дерзости, необуздан до самозабвения. Он говорит, – и с восхищением слушает самого себя; и чем больше говорит, тем больше чувствует потребность говорить, – говорить без конца. И всегда для своих разговоров выберет тезис самый неожиданный и самый блестящий: либо пятую стихию, либо новое слово. «Будет носить чужое заношенное белье, скажет он, – пора произнести и свое собственное, новое слово». И, конечно, надежду на произнесение этого нового слова возложит на самого себя».

Это упование Митрофанов на произнесение «нового слова» вкупе с навязанной миллионным массам «простецов» искусственно сформированной «бессознательностью» в начале ХХ веке привели Россию к катастрофе. Нынешняя ситуация отличается существенно: от той, старой империи остался жалкий огрызок – притом, что территориально она утратила вроде бы немного. Но! Ушли немцы с их знаменитым «порядком» и системностью. Ушли прибалты, создававшие иллюзию собственного кусочка Европы. Самое для империи страшное – ушли хозяйственные украинцы. Которые, ко всему, оторвали былую империю от исторических ее корней. Чем в таких условиях может закончиться очередная попытка Митрофана снова явить миру свою непревзойденную «духовность»...

Читайте Салтыкова-Щедрина. Есть у него и об этом...

Михаил Бублик, Северодонецк. Укринформ

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Вторник, 23.04.2019

Закругление верхнее-левое

11:35В Эфиопии массово гибнут бегемоты

11:33Москаль подал заявление об отставке

11:31Наличный доллар резко пошел вниз

11:27Украинцев ждут пять выходных подряд

11:05Кабмин и Нафтогаз согласовали уменьшение цены на газ для населения в мае

08:53В Украине появятся три новых праздника

08:51Сутки в ООС: один боец ВСУ погиб, трое ранены

08:24Оточення Порошенка викликали до ГПУ для вручення підозр

08:22ЦИК подсчитала 99, 87% протоколов

08:19Патриарх Филарет поздравил Зеленского с победой на выборах

08:00План поступлений в госбюджет не выполнен на 11%

 22.04

21:30Савченко подал в отставку

14:13За два месяца население Николаевской области уменьшилось на 2267 человек

14:01Советник Зеленского о снижении тарифов ЖКХ: Это не прерогатива президента

12:00У православных началась Страстная неделя

10:09Украину накроют четыре сильные магнитные бури

08:37Экс-главе Nissan предъявили новое обвинение

08:24Синдром хронической усталости: ученые нашли новое объяснение

08:15Трамп поздравил Зеленского с победой на выборах

07:50Центризбирком подсчитал более 70% протоколов

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама