Советы бывшего копа. Почему пробуксовывает реформа полиции

18.03.16 13:54Сколько просмотров этой статьи1613Сколько комментариев этой статьи0

Вместо того чтобы прививать патрульным принципиально новое отношение к человеческому достоинству, их сталкивают в “совковые” правила, по которым приказ — всё, человек — ничто. Уволившийся из патрульной полиции лейтенант Александр Харченко о том, чего не хватает новому ведомству и как можно улучшить его работу.

Александр Харченко, недавно уволившийся из патрульной полиции, против того, чтобы его называли разочарованным. В полицию он пришёл не потому, что был очарован реформой, поэтому разочарование ему не грозило. Говорит, считал, что новому ведомству первое время придётся решать множество проблем. Был уверен, что сможет поучаствовать в их решении, став причастным к реформе. Поэтому мыслил как менеджер, подмечая, что и где можно усовершенствовать. Он подавал рапорты и предложения наверх, но со временем стал замечать, что они уходят “в песок”. И тогда написал рапорт на увольнение.

Комментируя увольнение Александра в Facebook, кто-то утверждал, что он overqualified (человек, квалификация которого превышает требуемую на его должности). И это, мол, нормально, что такие, как он, увольняются из полиции. Харченко с этим не согласен. Он уверен: для того чтобы реформа стала успешной, на многих должностях в полиции как раз нужны специалисты его уровня квалификации.

У Харченко два диплома: Киево-Могилянской академии и Стокгольмского университета. Он свободно говорит по-английски. До полиции работал юристом — консультировал IT-компании. Признаётся, что изначально понимал: едва ли ему будет интересно всю жизнь патрулировать улицы. Однако, чтобы “понять службу”, провёл в обычном патруле четыре месяца и лишь потом перевёлся в отдел мониторинга.

“Давайте сразу договоримся, что мы не будем говорить в категориях “зрада/перемога”, — предупреждает в начале разговора Александр Харченко. — Я далёк от желания поливать грязью полицию, которой посвятил почти год. Но я хочу указать обществу на критические точки, требующие срочной доработки”.

-- Почему решили стать полицейским?

— Как и многие, я хотел быть непосредственно причастным к изменениям в стране. Отбор был достаточно жёстким, он включал и военную медкомиссию, и физические нормативы, и психологические тесты. Идеалисты начали отсеиваться ещё во время довольно неоднозначных трёхмесячных курсов. Я всё честно прошёл. Теперь обо мне в Facebook пишут: “Это нормально, что спустя 8 месяцев, из полиции уходят всякие умники и идеалисты overqualified”.

Мол, каждому своё место. Если рассматривать вопрос статистически, они в чём-то правы, но ведь с точки зрения продвижения реформ это путь в никуда. Через четыре месяца после начала работы патрульной полиции, когда в соцсетях зазвучали первые несмелые нотки “зрады”, причём от самих патрульных полицейских, я прямо заявил руководству, что внутренняя коммуникация в патрульной полиции не работает, из-за чего эти нотки не встречают адекватной реакции. И мы теряем связь с реальностью.

-- Вас не услышали?

— И да, и нет. Хатия (Хатия Деканоидзе, глава Национальной полиции Украины. — Фокус) вызвала меня и предложила перейти работать в отдел мониторинга. Там я занялся описанием внутренних процессов и алгоритмов, и в итоге оставил после себя множество наработок. Если бы патрульные придерживались чётких алгоритмов поведения в тех или иных ситуациях, многих проблем удалось бы избежать. Вот недавно патрульный оштрафовал водителя по сувенирным правам на имя Усамы Бен Ладена.

Смех смехом, но это было бы невозможно, если бы полицейский был обязан проверить документы по базе данных, прежде чем выписывать штраф. Неважно, знает ли он, кто такой Бен Ладен. Важно, что система работает неправильно. Такой подход был заложен при изначальном обучении патрульных, и я вместе с некоторыми своими коллегами ещё тогда говорили об этом руководству.

-- Приходилось слышать, что в системе МВД и так слишком много правил и циркуляров, усложняющих жизнь сотрудникам.

— Несмотря на огромное количество ведомственной нормативки, патрульная полиция, как и всё МВД, очень часто работает по неписаным правилам. Когда в системе образуется управленческий вакуум, его заполняют по своему разумению руководители среднего звена. К примеру, ориентировки в патрульной полиции рассылаются частично на планшет, частично по Viber, а кроме того, озвучиваются устно на построениях. При этом часть информации теряется и искажается, а интерфейс в планшетах ещё и крайне неудобен для восприятия. И за всё время работы патрульной полиции не было даже попыток отрегулировать этот процесс. Невольно складывалось впечатление, что реальная эффективность работы патрульных руководство не интересует.

-- Может, восемь месяцев — слишком короткий срок, чтобы решить эту проблему?

— Важно то, что в решении этой и других проблем не видно никакой динамики. Хотя эти проблемы можно было давно решить. К примеру, на запросы о предоставлении видео с боди-камер полицейских обычно отвечают необоснованными отписками с отказом, при том, что эти записи формально подпадают под действие Закона Украины “О доступе к публичной информации”.

Естественно, с этими записями не всё так просто, но тогда почему за прошедшие более чем полгода не внести записи боди-камер дополнительной строкой в утверждённый МВД список материалов для служебного пользования? Таких примеров отсутствия чёткой организации и процедур десятки. И за восемь месяцев серая зона неформализованных процессов не уменьшилась. Самое печальное, что большинство сотрудников полиции устраивает такое положение дел, они не видят необходимости кардинально менять подходы к работе.

-- В патрульной полиции немало людей из бизнеса, которые могли бы выстроить правильную систему.

— На руководящие посты эти люди не попали. Командирами линейных подразделений и начальниками отделов в управлениях назначены в основном бывшие сотрудники правоохранительных органов, а также люди, ментально являющиеся представителями старой системы. Среди них дисциплинированные офицеры из “бывших”, которых я лично уважаю, и которые, в общем, за эффективную работу.

Но они привыкли жить в формате “получил приказ — исполнил”, а принцип “приказы не обсуждаются” у них уже в крови. Для ротных и комбатов летом прошлого года проводили различные лидерские курсы, но не провели курсов, на которых они могли бы понять, к примеру, реальную важность коммуникаций в полиции. В итоге, они считают, что признания в собственных ошибках и рассказы о слабых местах своей организации только вредят её имиджу.

-- Вы считаете, что внутренние проблемы патрульной полиции должны стать достоянием общественности?

— Благодаря общественному контролю можно экономить значительные средства на внутренний мониторинг, внутреннюю безопасность и общий надзор за процессами. Общественные активисты, выступая партнёрами полиции, сами укажут критические точки, которые при обычном подходе очень трудно найти. Допуск таких людей к управленческой информации даст полиции огромный кредит доверия общества. Если бы это было сделано, у патрульной полиции появился бы пул придирчивых, но честных общественных критиков, которые, тем не менее, были бы лояльны к полиции и сами затыкали бы рот всяким зрадофилам и проплаченным журналистам.

Живой диалог с обществом открыл бы огромные возможности. Вот скажите, почему, когда в прессу просочилась информация о том, что патрульные автомобили проезжают по 40 тыс. км без элементарной замены масла, руководство полиции спустило этот вопрос на тормозах? Ведь это значительно сокращает срок службы машин. Сообщите честно о том, с чем у вас проблемы, и общество поможет вам решить их: найдёт компании, которые обеспечат оперативный техосмотр или пролоббирует выделение дополнительных средств.

-- Если бы вы стали главой патрульной полиции, то…

— Я сознательно отказываюсь говорить о конкретных шагах гипотетически. Я предпочитаю нести реальную ответственность за свои слова. Но зная работу полиции изнутри, я считаю уместным сказать, чего же этому ведомству не хватает. Так вот, на мой взгляд, не хватает: нормальной внутренней и внешней коммуникации; эффективного использования ІТ; понимания практической ценности прозрачности; честной работы над ошибками в изначальном обучении патрульных; культуры эффективности; культуры личной ответственности за каждое сказанное слово; финансовой прозрачности; контрактов с личным составом с чёткой регламентацией обязательств; эффективного делегирования полномочий; работающих формализованных (описанных) процессов; стратегического планирования.

-- Можно ли считать, что без правильного системного подхода патрульная полиция со временем превратиться в несколько усовершенствованную милицию?

— Это условная формулировка. Число нарушений закона и дисциплины патрульными невелико, и реакция на них достаточно жёсткая: любые попытки взяточничества, пьянства и т. д. пресекаются на корню. И в этом огромное преимущество новой структуры. А главный её недостаток в том, что во многом она построена “по-совковому”.

-- Что конкретно вы имеете в виду?

— В милиции многое держалось на неписаных законах и на страхе, который являлся основой управления. Но реформа надломила этот старый принцип, обнажив главные проблемы и показав проблемные точки всей системы. Однако благодаря этому появился шанс решить застарелые проблемы. Вот только беда в том, что руководство полиции не видит этого шанса. И те, кто не понимает, как работать по-другому, навязывают эти принципы новым людям.

К примеру, в полиции на все претензии отвечают по-военному: “Не нравится — до свидания!” Вместо того чтобы прививать патрульным принципиально новое отношение к человеческому достоинству, их сталкивают в “совковые” правила, по которым приказ — всё, человек — ничто. Руководители высшего и среднего звеньев не понимают, что такое культура личной ответственности за каждое сказанное слово. Обещали, например, что заключат с патрульными контракты, но этого не произошло. В результате появляется разочарование, которого могло бы и не быть.

-- Зачем патрульным контракты? Как они могут повлиять на качество службы?

— Последние несколько месяцев патрульных регулярно отправляют на так называемую охрану общественного порядка дополнительно к обычным сменам, т. е. пропадает часть выходных, и это без всяких доплат. При этом полицейским не разъясняют никаких порядков, которые бы хоть как-то регулировали эту переработку — просто “приказ есть приказ”. К преданности службе вопросов нет, но ведь чтобы решить этот и многие другие вопросы цивилизованно, по-хорошему надо заключать контракты с сотрудниками, которые бы регулировали этот и ещё сотню других моментов. Мы задавали этот вопрос Хатии ещё в учебке, и она обещала нам контракты уже с июля прошлого года. Затем вопрос отложили до ноября, до вступления в силу Закона “О Национальной полиции”. А потом и вовсе забыли о нём.

-- Удалась ли в целом реформа патрульной полиции?

— Впервые в Украине в законе появилась норма, согласно которой эффективность работы ведомства определяется по уровню доверия к нему общества. Это однозначный позитив. Вместе с тем июльский уровень — 80% доверия к патрульной полиции — сейчас уже нереален. Организационно, инфраструктурно Украина не сможет его вытянуть. То есть пока что рейтинг однозначно будет снижаться. Реформу можно будет считать удачной, на мой взгляд, если уровень доверия к Национальной полиции в целом удержится на отметке не ниже 40%. Наша страна сейчас в сложной политической ситуации, поэтому люди, пришедшие служить в новую полицию, необыкновенно важны для неё. То есть в плане человеческого капитала это очень неплохая государственная инвестиция в будущее. Создание нового, качественного человеческого капитала гораздо важнее самой реформы.

-- Жизнеспособна ли новая система патрульной полиции?

— Инвестиции в человеческий капитал удались. Патрульные стали носителями нового мировоззрения. Если будет приумножаться человеческий капитал, проблемы оперативного уровня в конце концов решатся. Но нужно поскорее разгребать авгиевы конюшни неэффективности, избавляясь от лишних людей, открываться обществу, бороться с бюрократией, регулировать важные процессы новыми прозрачными методами. Если этого не произойдёт в самое ближайшее время, реформа останется половинчатой.

Дмитрий Синяк, ФОКУС

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Понедельник, 22.04.2019

Закругление верхнее-левое

08:37Экс-главе Nissan предъявили новое обвинение

08:24Синдром хронической усталости: ученые нашли новое объяснение

08:15Трамп поздравил Зеленского с победой на выборах

07:50Центризбирком подсчитал более 70% протоколов

07:39На Зеленом континенте на выборах Президента Украины Зеленский таки проиграл

 20.04

16:27Украинцам рассказали про алименты на родителей

16:25Сутки в ООС: 10 обстрелов, потерь нет

09:54Прогноз погоды в Украине на на выходные

09:36Минздрав отправит в регионы первую партию вакцин против бешенства

09:32Украинцам больше не требуется виза для поездки в Таиланд

09:29Коломойський: Порошенко – моя маріонетка

09:26Міжнародні аналітики прогнозують падіння курсу гривні

09:22«Динамо» снова стало чемпионом

09:16Вербное воскресенье 2019: традиции праздника

09:08Покончивший с собой экс-президент Перу оставил предсмертную записку

09:05Сутки в ООС: 10 обстрелов, потерь нет

08:43В Москве подожгли крупнейшее еврейское учебное заведение России

08:33В Украине наступил день тишины перед выборами

08:25Итальянский лоукостер будет летать из Одессы в Рим

08:00Главные запреты для православных в Лазареву субботу

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама