Бестселлеры мая

26.05.12 11:16Сколько просмотров этой статьи2645Сколько комментариев этой статьи1

Среди книжных новинок месяца – история о сексуальности человечества и путеводитель по судьбам всемирно известных писателей

Крістофер Раєн, Касільда Джета. Світанок сексу — К.: Темпора, 2012

Исследуя поведение футболистов, пожарных и рок-музыкантов, антропологи обнаружили: в интимной сфере представители этих профессий мало чем отличаются от южноамериканских индейцев, которые и до сих пор проживают племенами. Что подобное поведение — не парадокс и не случайность, взялись доказать Кристофер Раен и Касильда Джета. По их мнению, наше представление о том, что человек — царь природы, ошибочно, как ложно и мнение относительно зависимости пугливых страусов от наличия песка. Цивилизованный человек, прежде всего, несет груз памяти о первобытном прошлом, когда его далекие предки проживали маленькими группами, где все были равны, в частности, и в выборе полового партнера, а моногамия противоречила законам выживания.

Авторы книги «Світанок сексу» предлагают забыть теорию, будто Венера с Марсом никак не поймут одна другого, потому что мужчины и женщины происходят «с разных планет». Напротив, именно это общее прошлое объясняет, почему седьмая заповедь противоречит нашему биологическому виду. Поиски эротической новизны — в флирте, просмотре порновидео или в текстах, которые содержат описания телесной близости, — ближе к норме, чем соблюдение верности в традиционном браке, поклонение сериалу «Доктор Хаус» или увлечение поэзией Ивана Драча. Раен и Джета применили тематический принцип компоновки, поэтому информацию о тысячелетиях эволюции смогли втиснуть в несколько сотен страниц, а научные данные относительно гиперсексуальных пращуров и их потомков изложить так бесхитростно, что и неандерталец понял бы.

Олександр Бойченко. Мої серед чужих. — Чернівці: Книги-ХХI, 2012

Подзаголовок сборника «Мої серед чужих» сбивает с толку: «Читательский путеводитель для детей старшего школьного и младшего студенческого возраста». После такого вступления гражданам других возрастных категорий уже не интересно, а зря, потому что об интересах подростков Александр Бойченко заботится как раз менее всего (разве что напоминая о малоизвестной у нас Кристине Нестлингер или совсем неизвестных Рене Госини и Жан-Жаке Семпе). Действительно, легче сказать, чем эта книга не является — это не история зарубежной литературы (хотя речь в ней идет исключительно об иностранных писателях), не биографическая эссеистика (хотя перипетии жизни «инженеров человеческих душ» автор здесь использует), не критические статьи (хотя оценки творчества того или иного персонажа здесь содержатся).

Скажем так: это каталог must read, который человек образованный может порекомендовать жаждущему знаний неофиту, будто в задушевном разговоре, делясь наблюдениями о поэтах, прозаиках, драматургах, философах. Подбирая ключи к характерам (Иван Павел II — острослов, Кнут Гамсун — упрямый нативист, Михаил Лермонтов — западник, Эрих Мария Ремарк — воинственный пацифист), Бойченко свободно комбинирует портреты знаковых для него лично художников с изображениями классиков наподобие Франца Кафки, Марка Твена, Джеймса Джойса или, о боги, Иммануила Канта. С последним он расправился особенно лихо, сведя «Критику чистого ума», «Критику практического ума» и «Критику способности суждения» к трем элементарным «что я могу знать?», «что я должен делать?» и «на что я смею надеяться?». После этого, согласитесь, не так уже страшен Кант, как его рисуют.

Джулиан Барнс. Предчувствие конца. — М.: ЭКСМО, 2012

Джулиан Барнс мог получить Букеровскую премию еще четверть века назад за постмодернистский шедевр «Попугай Флобера». Он остановился в шаге от премии с сатирой «Англия, Англия», которую критики назвали «самым дивным романом года». Букмекеры считали его фаворитом 2005-го, когда в короткие списки попала книга «Артур и Джордж». Но только в прошлом году жюри отметило свежайший текст писателя «Предчувствие конца». Роман прямолинеен, как биссектриса, и сложен, как табуретка.

Начало 1960-х, Лондон, элитная школа для мальчиков, четверо друзей. Интеллектуальные дуэли, выбор профессий, карьерные надежды. Конечно, первые искушения. И будто в Британии двуногие размножаются вегетативным способом — на удивление застенчивые и запутанные отношения с девушками, одна из которых оставит рассказчика Тони ради его товарища Адриана. А тот умник наложит на себя руки накануне выпуска из университета.

Что послужило причиной этой драмы и что было ее катализатором, Тони задумается лишь на пенсии, когда ему на голову сваливается нежданное наследство, но он так и не получает от своей «бывшей» дневник Адриана. И во второй половине книги Тони вынужденно становится детективом — для собственного же душевного равновесия он обязан докопаться до смысла тех событий, участником которых был он сам, но интерпретировал абсолютно неправильно. Его открытия развернут романную оптику на 180 градусов, после чего придется заглянуть в начало книги, куда хитрый Барнс умудрился пристроить финал. Аплодисменты внимательному жюри. И забудем о биссектрисе и табуретке — Барнс не знает, что такое «просто».

Сергій Жадан. Вогнепальні й ножові. — Х.: КСД, 2012

Стихотворения из свежего сборника «Огнестрельные и ножевые» могут показаться вам знакомыми. Похоже, Сергей Жадан наконец нашел — наконец, так как из других книг понятно, как долго он искал, — подходящую форму для отражения знаков настоящего. Форму, которая позволяет быть социально острым без пафоса, лирическим — без соплей и искренним — без повторения слов «Украина», «постсоветская», «народ» и «духовность».

В криминальных и библейских балладах, как определяет сам автор, живут, дышат, убивают и воскресают бандиты и прокуроры, мифические цари и небритые охранники, революционеры и святые. Произвольно комбинируя книжных персонажей с узнаваемыми героями, чьи прототипы вырубают парки, уничтожают памятники архитектуры, лгут с голубых экранов, готовятся к очередным выборам и т.п., поэт поднимает конкретику будничности до эпического звучания.

В реальности вряд ли можно спутать Индию и Сваляву, Харьков или Чикаго, и по своей глубинной сути обстоятельства места и времени не имеют большого значения. Этот современный Боян поют славу не князьям и не пролетариям — Жадан воспевает-оплакивает всех, не различая титулов и географии, говоря о модели жизни, где каждому могут и достанутся собственные то ли огнестрельные, то ли ножевые. А кому покажется маловато лирики без прозы — читайте в конце сборника эссе «Герои, апостолы, женщины и города», которое абсолютно точно отвечает названию, но и многое объясняет о сути поэтического творчества и тех, кто к нему приговорен.

Comments.UA

Похожие новости

Комментарии

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Четверг, 18.07.2019

Закругление верхнее-левое

21:04Ученые назвали группу крови, которая неуязвима перед раком

20:24Time назвал самых влиятельных людей интернета

19:19На Донбассе проведут новое разведение сил

18:02Сеть пришла в восторг от нового видео Бритни Спирс

17:20Украина ввела спецпошлины на российское топливо

16:16В Нацбанке рассказали о новой программе МВФ

15:26Стали відомі подробиці конфлікту Зеленського і Кличко

14:17Зеленский обнаружил воровство 30 миллионов долларов на оборонке

13:49НАБУ впервые начало получать от СБУ материалы на топ-чиновников

13:14Зеленский считает, что отремонтировать дороги Николаевщины можно на немецкие деньги

12:37"Самый сексуальный врач" использовал славу ради просвещения

12:06Названы семь симптомов, при которых нужно идти к врачу

11:47Из-за должников город Николаев может остаться без воды

11:00Сутки на Донбассе: 15 обстрелов, без потерь

10:36В Украину возвращается жара

10:1318 июля: день в истории

09:54В Минске договорились о перемирии на Донбассе

09:34США и Россия провели переговоры в Женеве

09:03Где в Николаеве не будет света: найдите свой адрес

08:40Убийство ребенка под Киевом: наказаны 12 копов

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама