Городские истории. Забытый «Нектар»

24.03.16 13:28Сколько просмотров этой статьи1468Сколько комментариев этой статьи0

В поэме «Одиссея» Гомер называет нектар напитком богов. По описанию поэта, он был багряным, имел сладостный вкус и давал вечную молодость и бессмертие всем, кто его вкусил.

Совсем другое значение слову «нектар» дает филолог Елена Рабинович. Она считает, что этимологически оно связано с словом мёртвый. Версия интересная, и заслуживает всяческого внимания. Тем более что в Николаеве есть прямое ее подтверждение. Найти это место большого труда не составит. Направляясь в сторону междугородного автовокзала, пройдите перекресток улицы Пограничной (бывшей Чигрина) и Маршала Василевского, а затем поверните направо.

СЛАДКИЙ ВКУС ДЕТСТВА

Чипсы, сухарики, энергетические напитки. Пройдут годы, и сегодняшние подростки, говоря о своем детстве, будут вспоминать яркие пачки, продававшиеся на каждом углу.

У меня было все по-другому. Шарики мороженого в кафе «Прохлада», уличные автоматы с газированной водой и, конечно же, квас. В жаркие летние месяцы к передвижным желтым бочкам стягивался народ. Кто с чем – кто с трехлитровыми бутылями, кто – с белыми эмалированными бидончиками.

Квас и сегодня можно купить на улицах Николаева, но варят его, преимущественно, в других городах. Поэтому он разный по вкусу. А в то время был одинаковым, и делали его на местном заводе «Нектар» – предприятии, дававшем тогда редкую возможность почувствовать сладость жизни.

Зефир «Золотой ранет», пастила «Кураж», мармелад «Веселка», лукум «Жасмин» – всего не перечислить. Но больше всего славился завод своей халвой. Из нее делали фирменный продукт – батончик «Максимум». Покрывали шоколадом, добавляли изюм или арахис, продавали в магазинах и с успехом возили на специализированные выставки в Киев, Нижний Новгород, Москву и Ленинград. Оттуда наш «Максимум» неизменно привозил золотые и серебряные медали.

«Нектар» работал на полную силу. За две смены выпускали 24 тонны халвы, 3000 килограммов грильяжа, до шестисот килограммов лимонно-апельсиновых долек, до полутора тонн детского шербета. Еще одной приметой времени был сухой кисель, расфасованный в небольшие пакеты.

Но и этим ассортимент не ограничивался. Горчица «Русская», хрен столовый со свеклой, майонезы «Любительский», «Провансаль», «Весна», яблочный уксус – эту продукцию можно было встретить на любой кухне. Того же хлебного бочкового кваса выпускалось до двухсот тонн в сутки, что с лихвой покрывало потребности полумиллионного города.

Чтобы обеспечить работу производства, своих рук не хватало, и поэтому часто обращались за помощью, давали возможность заработать студентам.

В то время завод переживал второе рождение. Первое пришлось на 1957 год, когда на базе объединившихся артелей имени Котовского, «1 мая», «Победитель», «Пищепром» и «Ренессанс» был создан Николаевский горпищекомбинат.

Двадцать лет спустя больше половины ассортимента выпускаемой продукции заняли соки, а также сухие и крепленые вина, из-за чего предприятие переименовали в соко-винный завод.

Но и в таком статусе он пробыл недолго. К концу семидесятых потребление спиртных напитков в СССР достигло рекордного уровня в истории страны. Если в Российской империи, а позже – в эпоху Сталина потребляли в среднем не больше 5 литров на человека в год, то к 1984 году – закату Союза этот показатель превысил 10,5 литра.

В КПСС посчитали, что алкоголизм виновен в стагнации советской экономики, упадке морально-нравственных ценностей, и объявили войну пьянству.

«Военные действия» задели и Николаевский соко-винный завод, которому партия и правительство запретили выпускать крепленые напитки. Требовалось сменить и название. Так появился «Нектар».

Вначале на предприятии болезненно восприняли перемены. Заводом тогда руководил Ярослав Кульгавый. Он как никто другой понимал, что исключение из производства половины выпускаемой продукции приведет к уменьшению фонда заработной платы и сокращению численности работающих.

– В категорической форме нам приказывали демонтировать оборудование. Подчеркну, очень ценное оборудование. Надо было разобрать компактную высокопроизводительную линию разлива вина. За две смены на ней получали до двадцати тысяч бутылок 0,75. Только в цехе было емкостей на 800 тонн и на улице – на 4,5 тысячи тонн для хранения виноматериалов. Рабочие вам расскажут, как раскупоривали бутылки, сливали вино, чтобы отправить его за пределы области, – позже вспомнит он те времена.

Предприятию, оказавшемуся в непростой ситуации, нужно было как-то выкручиваться. Решили, а почему бы не выпускать майонез? Группу специалистов отправили набираться опыта к соседям на Одесский комбинат пищевых концентратов. В результате через три месяца «Нектар» наладил производство майонеза.

Гонения на алкоголь повысили спрос на газированную воду и квас. Пришлось в сжатые сроки монтировать еще одну линию, увеличивать объем выпускаемой продукции и ассортимент. В магазины, кафе и бары Николаева ежедневно завозились до 3 тысяч литров сиропов. Те названия некоторые горожане помнят и сегодня – «Абрикосовый», «Грушевый», «Саяны», «Дюшес». А в 1989 году у предприятия появился кондитерский цех, и теперь здесь стали выпускать не только халву.

В итоге, вынужденное изменение ориентиров завода помогло ему превратиться в одного из лидеров пищевой промышленности юга Украины с годовым объемом производства 10 миллионов рублей. Тогда это значило иметь стабильную заработную плату, возможность получения ссуды и материальной помощи.

Ярослав Кульгавый тогда не раз подчеркивал: техническое оснащение и потенциал дают «Нектару» хорошую перспективу развития, но главное – не потерять свою марку.

Пройдет несколько лет, и эти слова директора так и останутся неуслышанными. В 1991-м коллектив возьмет предприятие в аренду, а в конце девяностых превратится в открытое акционерное общество. Тогда никто и не предполагал, какая участь постигнет этот успешно работающий завод.

ГОРЕЧЬ ПАДЕНИЯ

В новых реалиях рынка завод почувствовал себя некомфортно. Снизилась покупательная способность населения, появились таможенные барьеры, возникла сложность взаиморасчетов с партнерами. Но самой болезненной для «Нектара» оказалась нехватка семечек подсолнечника для выпуска знаменитой халвы.

Перебои с сырьем сказались и на объемах производства майонеза. Покупатель, тем временем, не ждал, когда на полках магазинов вновь появится николаевская продукция, и приобретал товары других производителей, которые правдами и неправдами проникали на рынок. В этих условиях местной власти следовало поддержать предприятие, обеспечивавшее поступление только налога на прибыль в размере 3-4 миллионов гривен в год. Но вместо этого она неожиданно предложила коллективу нового руководителя – Игоря Пшеничного.

Его первые шаги на посту указывали на правильность принятого решения. В 2000 году «Нектар» вдвое увеличил товарооборот. К разработке оптимальной системы сбыта привлекли европейских экспертов, обещали провести эффективную реструктуризацию производства.

Позже это назовут классикой рейдерского захвата предприятия, хотя на деле все выглядело чинно и благородно.

В феврале 2001 года в результате объединения сельскохозяйственных угодий с промышленными цехами был создан агропромышленный комплекс. В него вошли маслоцех в Николаеве мощностью 20 тонн растительного масла и 15 тонн растертой подсолнечной массы в сутки, кондитерский цех по производству халвы, Новоодесский маслоцех и несколько агропромышленных предприятий области – «Нива», «Новатор» и «Урожайный», располагавших 5 тысячами гектаров земель.

Одновременно с этим «Нектар» наладил изготовление собственной тары и приступил к выпуску нового вида продукции – минеральной воды «Веселиновская».

Руководство завода уверяло коллектив, что все идет хорошо, и результат не заставит себя долго ждать. Но люди, на глазах у которых разворачивалась дела дивные, стали подозревать что-то неладное.

Эту историю еще назовут семейным подрядом. Исполнительный директор ОАО ППТ «Нектар» Котенко В.Г. (муж сестры руководителя предприятия) подпишет договор с Пшеничным О.И. (сыном руководителя предприятия, директором ООО «Нектар-Трейд» ) на поставку картонной тары в обмен на 310 тысяч гривен и 90 тонн халвы.

Схема завертится, и в августе 2002 года ООО «Нектар-Трейд» обратится в Хозяйственный суд с иском о взыскании задолженности с ОАО ППТ «Нектар» в размере 620 тысяч гривен.

На судебное заседание никто не придет, и суд примет решение о полном удовлетворении требований истца. А через месяц будет достигнуто мировое соглашение, согласно которому в счет погашения долга уйдет имущество должника: заводская база отдыха в Рыбаковке, магазин с киоском в Николаеве и Веселиновская пищевкусовая фабрика.

Та самая фабрика, в которую накануне вложат как собственные оборотные средства «Нектара», так и деньги кредиторов. Та же история и с базой отдыха.

Средства тратились и на другие цели. Приобретались автомобили, покупались дипломы сомнительных рейтингов. И это притом, что начатый аграрный бизнес трещал по всем швам, показывая убытки.

Вскоре все имущество «Нектара» окажется в банковском залоге, что напрямую отразится на производстве – приведет к закрытию большинства цехов, невыплате заработной платы, массовым увольнениям.

Рабочие, понимая, что являются акционерами, какое-то время еще верили, что им удастся остановить разрушение предприятия. Но и тут их ждал сюрприз. Незадолго до созванного ими собрания акционеров неожиданно выяснилось, что 45% акций оказались в руках у директора Игоря Пшеничного. Это в его пользу на проходной скупались акции у людей, которым перестали платить за выполненную работу.

Куда только ни обращались работники «Нектара». И в областную администрацию, и в прокуратуру Николаевской области. И даже Президенту страны писали. Безрезультатно. Это были годы, когда лихие разборки девяностых сменились продуманными схемами отжима чужой собственности, в которых участвовали все ветви власти. Работающие предприятия десятками уходили из рук в руки, а люди, которых лишали бизнеса, в бессилии разводили руками.

На этом фоне «Нектар» с его проблемами оказался никому не нужным – ни городу, ни области. Халва стала частью истории, майонез потерял свое место на полках, про квас даже не говорили.

Своих сил выбраться из ямы, куда завело руководство, у предприятия с объемом кредиторской задолженности в 11 миллионов гривен, уже не было. 18 мая 2006 года началась процедура его ликвидации.

О том, как она проходила и к чему привела, можно написать отдельную книгу. Вот только жанр трудно определить – учебное пособие «Чего не стоит делать при банкротстве завода» или боевик, состоящий из нескольких криминальных историй?

Если кто-то захочет этим всерьез заняться, ему будет нелегко найти свидетелей. Игорь Пшеничный в 2004 году при странных обстоятельствах погибнет в автокатастрофе. Следствие установит, что он был пьян, хотя родственники будут доказывать, что директор «Нектара» никогда не садился за руль нетрезвым.

Георгия Абшилаву, участвовавшего в загадочной распродаже оставшихся площадей завода, в 2007 году на этой же территории застрелит предприниматель Олег Жуковский. По его утверждению, в целях самозащиты.

Скандал, связанный с аукционом по продаже имущества завода и участием в нем обществ с ограниченной ответственностью «Автоцентр», «Млинарский комплекс», «Игдем», наверное, мог бы вспомнить судья Юрий Коваль. Но что-то мне подсказывает, что говорить на эту тему он не будет. Да и когда вы в последний раз видели судью, пустившегося в откровения?

Едва ли вспомнят, как разрушался «Нектар», и ветераны милиции. Генерал-майор Максим Виноградский уже на пенсии и, говорят, занялся фермерством. Ему сейчас не до размышлений, по какой же причине в феврале 2004 года случился пожар в маслоцехе завода «Нектар»?

Этот адрес – ул. Маршала Василевского, 40 – аномальная точка на карте города. Что только здесь ни происходило. Как-то отсюда хотели выселить территориальное управление Госгорпромнадзора по Николаевской области. Пришли люди и представились собственниками здания. Оказалось, что бывшее руководство «Нектара» его продало дважды.

Можно только догадываться, сколько еще тайн хранит в себе эта территория. Сегодня она выглядят, скорее, локацией фильма о далеких девяностых. Как будто съемочная группа уехала, а разруха и опустошение остались навсегда.

У нас часто ругают время. Старики ворчат: «Был Союз – развалили страну, разрушили предприятия». Расскажите им короткую историю «Нектара» – предприятия, исчезнувшего с карты города не потому, что не вовремя оказалось между жерновами эпох. Причина в людях. В их стремлении к наживе и установлении круговой поруки. Такие люди есть и сегодня. Вот только захватывать им уже практически нечего.

Игорь Данилов, Вечерний Николаев.

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Пятница, 23.08.2019

Закругление верхнее-левое

09:13День флага Украины: история и традиции праздника

09:01СБУ проведет антитеррористические учения

08:52Евросоюз подготовил план торговой войны с США

08:44Де в Миколаєві сьогодні не буде світла: знайдіть свою адресу

08:34Сутки на Донбассе: 13 обстрелов, два бойца ранены

08:25YouTube отключил 210 каналов, пытавшихся влиять на ситуацию в Гонконге

08:17Народный календарь: Лаврентьев день

08:10Зеленский и Туск поговорили по телефону

08:03Рада в скором времени отменит депутатскую неприкосновенность

07:55Курс валют на 23 августа

07:46Исполком утвердил программу по обновлению инфраструктуры водоснабжения и водоотведения в Николаеве

07:39Банки Украины увеличили прибыль почти вчетверо

 22.08

21:01Большинство украинских АЗС работают без лицензии

19:08Зеленский и Трюдо осудили планы вернуть РФ в G7

17:16У Путина подтвердили контакты по обмену пленными

16:15Стала известна дата следующего допроса Порошенко

15:08В Кропивницком возле СИЗО убили адвоката

14:11Президент Фінляндії у вересні відвідає Україну

13:08У роботі соцмереж Instagram і Facebook стався збій

12:35Зеленский и Трамп подпишут в Польше ряд соглашений

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама